Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Новый кавказский тест для России

Автор: Пресс-папье

Обострение ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта и неоднократные заявления президента Михаила Саакашвили о том, что в ближайшие 2-3 года он вернет под юрисдикцию Грузии Абхазию внимательно отслеживаются и в Армении. Причин для столь пристального внимания много, но основными видятся следующие.
Большинство жителей этих непризнанных международным сообществом республик являются гражданами России. Они приняли российское гражданство, в том числе, потому, что верят в способность Москвы защитить их перед угрозой силового прессинга со стороны Грузии. Если Россия проявит нерешительность в данном вопросе, то неминуемо возникнет другой вопрос: чего в аналогичной ситуации могут ждать ее союзники, например, Армения? Таким образом, результативность действий Кремля по обеспечению безопасности своих граждан в Южной Осетии и Абхазии будет рассматриваться в Ереване как способность сегодняшней России отстаивать свои геополитические интересы в регионе;
Среди жителей Южной Осетии и Абхазии немало армян. Если в Цхинвали армянская община (порядка 500 человек) сделала только первые шаги в своем становлении, то община Республики Абхазия является второй по численности в своей республике (свыше 60 тыс. человек), играет важную роль в ее экономической, политической и культурной жизни. Таким образом, в Ереване обеспокоены возросшей угрозой безопасности армянского населения этих двух «мятежных» регионов.
В зонах как абхазо-грузинского, так и грузино-осетинского конфликтов находятся российские «голубые каски», которые несут свою долю ответственности за поддержание мира и стабильности на этих территориях. Если российские миротворцы не смогут выполнить свои функции и пресечь провокации, не только против конфликтующих сторон, но и против самих себя, то закономерно будет поставлен под вопрос их профессионализм и функциональная состоятельность, а, как следствие – целесообразность привлечения российских воинских контингентов к выполнению миротворческих операций в других конфликтах, в том числе, в Нагорном Карабахе.
Транскавказская магистраль, проходящая через Южную Осетию, остается единственным действующим сухопутным маршрутом, связывающим Армению с Россией, ее главным торговым и экономическим партнером. В случае дальнейшего обострения конфликта, он может оказаться заблокированным со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это, безусловно, скажется на потребительском рынке Армении и на показателях внешнеторгового оборота страны в целом.

В Армении действия президента Грузии Михаила Саакашвили вызывают далеко неоднозначную реакцию. С одной стороны, там отслеживается начавшаяся реальная борьба с коррупцией. Например, армянская оппозиция приветствует первые успехи грузинских властей в этом направлении. С другой стороны, методы проведения недавних парламентских выборов в Аджарии откровенно разочаровал армянскую общественность, так как, по мнению части армянских аналитиков, новое руководство Грузии «не смогло выдержать первый серьезный экзамен по демократии» после прихода к власти.
Однако наибольшее беспокойство в Армении вызывает политика грузинских властей в отношении национальных меньшинств, которая все больше напоминает времена недавно реабилитированного первого президента суверенной Грузии Звиада Гамсахурдиа. Примером этой политики могут служить зачистки в регионе Квемо-Картли, где компактно проживает азербайджанское население. В ряде случаев, действия грузинских правоохранительных органов говорят о том, что лозунг «Грузия – для грузин!» вновь может быть взят на вооружение официальным Тбилиси. Силовой прессинг, используемый сегодня властями Грузии против лояльного в целом азербайджанского меньшинства, может быть завтра использован и против армян в регионе Самцхе-Джавахети. А это вполне может привести к возникновению целой череды новых проблем в грузино-армянских отношениях.

Нынешнее обострение ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта может привести и к ослаблению позиций России на Северном Кавказе. По мнению армянских экспертов, оно может явиться следствием уступчивость и нерешительность Москвы в вопросе сдерживания обострения обстановки в Южной Осетии. Всем известно, что основная тыловая база российских войск, втянутых в продолжающийся вооруженный конфликт в Чечне, находится в Республике Северная Осетия (РСО-А) – Алания, частью населения которой сегодня являются беженцы из Южной Осетии. Так вот, в случае отказа от защиты своих граждан в Цхинвали, Москва наверняка «рикошетом» получит проблемы в РСО-А, где ее войсковые тылы будут чувствовать себя неуютно.
То же самое может произойти и в случае обострения ситуации в Абхазии. Там результатом пассивности РФ в вопросе обеспечения безопасности своих граждан, проживающих на территории данной республики, могут стать проблемы в западном секторе Северного Кавказа, т.е. в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгее и, возможно, даже в Краснодарском крае.

Сегодня смело можно утверждать, что ситуация в зоне грузино-осетинского конфликта, по сути, является для России тестовой. Первый из серии этих тестов, в Аджарии, Кремль полностью провалил. На очереди – следующее испытания, подготовленное, скорее всего, в Вашингтоне. Провал этого теста грозит России куда более серьезными последствиями чем «сдача» Аджарии. В случае нерешительности в Южной Осетии, Москву в регионе Южного Кавказа ждет эффект «домино».
Пока же Кремль полностью отдал политическую инициативу М. Саакашвили и проигрывает ему даже информационную войну. Судя по всему российские государственные структуры не имеют четкого, а главное, скоординированного плана действий. Дело дошло до того, что в присутствии главы МВД Грузии избивают российского офицера-миротворца в чине подполковника, конфискуют российскую военную собственность (грузовики и НУРСы), а реакцию Москвы на все это иначе как «вялой» назвать нельзя. На минуту представьте себе, если бы на Балканах, например, сербы, избили подполковника армии США и конфисковали американское военное имущество. Какова бы была реакция Вашингтона?
Активация приведенных выше факторов, несомненно, повлечет за собой ослабление степени влияния Москвы на общую ситуацию в кавказском регионе. Кроме того, ведет к подрыву имиджа России как великой державы не только в глазах оппонентов, но и среди союзников. Понимают ли это в Москве, для последних до сих пор остается вопросом.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте