Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Эрдоган попал в сирийскую ловушку (19.02.2020)

Автор: Кероб Саргсян

Несмотря на продолжающиеся российско-турецкие переговоры, которым в Мюнхене дали старт Лавров и Чавушоглу, стороны пока не достигли договоренностей по Сирии. При этом многие аналитики задаются следующим вопросом: «А зачем Москве о чём-то договариваться с Анкарой по Сирии?»
(…)
Наряду с успешным продвижением Сирийской армии в направлении провинции Идлиб, ставшей одним из последних бастионов террористических группировок, действующих при неприкрытом покровительстве Турции, всё больше вырисовывались последствия этой атаки для Анкары. В итоге Эрдоган решил ввести крупные военные силы в Идлиб и, тем самым, не только начать открыто поддерживать боевиков, но и вступить в прямое столкновение с Сирийской армией. А в последние дни (со стороны Анкары – ПП) прозвучали угрозы о том, что начнутся удары по сирийским войскам не только в Идлибе, но и на других фронтах.
Понятно, что подобный шаг Анкары является открытой агрессией против суверенного государства. А то обстоятельство, что никакой реакции на подобную агрессию против государства-члена ООН со стороны Совета Безопасности не последовало, свидетельствует о том, в каком провальном состоянии находится нынешняя мировая система управления.
Тем не менее, агрессия в Сирии, хотя бы на сегодняшний день, стала серьезной проблемой именно для Анкары. Во-первых, турецкие войска, несмотря на постоянную модернизацию и новые формирования, существенно не повлияли на наступательные темпы Сирийской армии. Более того, поражение турок в ряде позиций, в том числе, в стратегическом плане, было полным. А это означает следующее: несмотря на то, что Сирия серьёзно истощена, тем не менее, прошедшая многолетнюю войну Сирийская армия по боеспособности не только не уступает, но и заметно превосходит хваленную Турецкую армию.
Конечно, Сирийскую армию поддерживают российские силы. Однако эта поддержка осуществляется, в основном, в воздухе, посредством авиации, а в наземных операциях она носит профессиональный характер. Со своей стороны, турки содействуют многочисленным группировкам боевиков. То есть, должен быть какой-то баланс. Но от этого реальность не меняется: сирийцы продолжают успешно атаковать противника.
По большому счёту, сегодня речь идёт о российско-турецком столкновении, в том числе, в дипломатической плоскости. Смысл происходящего также можно понять. При завершении сирийской войны вырисовывается следующая картина. Сирия полностью освобождается, в том числе, от иностранных интервентов, и единственной внешней военной силой в этой стране остается российская военная база. Иран также останется представленным в Сирии фактически. Приплюсуем к этому высокую боеспособность Сирийской армии. Таким образом, формируется вполне весомая сила, которая, с одной стороны, серьезно сковывает геополитические амбиции Израиля, а, с другой, Турции. И то, что подобный баланс внесет свои существенные коррективы и на геополитику всего Ближнего Востока, также очевидно.
Турция попыталась предотвратить подобные последствия военным вмешательством, но не сумела, и вряд ли её дальнейшие попытки приведут к успеху. Дело в том, что, еще больше усиливая свою военную группировку в Сирии, она уже рискует оказаться перед реальной опасностью войти в прямую военной конфронтацию с русскими. Анкара попыталась подготовиться к такой перспективе, попросив помощи у НАТО. Однако она получила следующий ответ: это не нападение на Турцию, и процедуры НАТО в данном случае не действуют.
В итоге Анкаре оставалось вновь попытаться найти общий язык с Москвой. Но в нынешней ситуации России уже не нужна такая развязка. Пока успешное наступление сирийских сил продолжается, параллельно укрепляются политические позиции Москвы, а турецкие возможности сокращаются. И если (провинция – ПП) Идлиб будет полностью освобождена (что вполне вероятно), то для Москвы станет просто бессмысленным что-либо уступать туркам в Сирии.
Заметим также, что подобная перспектива в сирийской войне заметно укрепляет и позиции основного регионального противника Турции – Ирана. В итоге, учитывая также все те противоречия, которые Анкара создала в своих взаимоотношениях с США и Европой, Эрдогану, пожалуй, придется постепенно отказаться также от планов геополитического лидерства в регионе и возвращения к политике османизма. В том числе, и от большого желания играть активную роль на Южном Кавказе.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте