Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Лиха беда - начало

Автор: Пресс-папье

Недавно вышедший на свободу после почти семи лет заключения 51-летний экс-премьер и экс-министр внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили в своем первом коротком заявлении выразил уверенность в том, что в нынешнем году с властью «Грузинской мечты» в стране будет покончено, и Грузия «вновь пойдет по пути демократии и свободы, опираясь на западные ценности». Говоря о своих дальнейших планах, опальный политик отметил, что собирается бороться за освобождение всех политзаключенных.
Вообще, В. Мерабишвили – личность неоднозначная. Во многом благодаря его усилиям грузинская полиция стала визитной карточкой периода правления М. Саакашвили. Переодетая в американскую форму, получившая современную технику, современные здания, эта правоохранительная структура перестала быть символом коррупции. Исчезли «пузатые в форме», вместо них появилась патрульная полиция, в которой служили подтянутые, вежливые молодые люди, получающие солидное жалование. Грузия стала гордиться своей полицией. Но потом оказалось, что были и другие подразделения, которые впоследствии в народе прозвали «зондеркомандами». Они выполняли другие задачи – жестоко расправлялись с теми, кто критиковал президента и его команду. Они же контролировали бизнес, жестко подавляли акции оппозиции. Тогдашние высокопоставленные чины полиции считали, что им все позволено. Тут достаточно вспомнить дело убитого после ссоры в ресторане сотрудника одного из грузинских банков Сандро Гиргвлиани. Это было нашумевшее дело, которое и стало одним из предвестников поражения команды Саакашвили на выборах в парламент в 2012 году.
Вано Мерабишвили потворствовал своим подчиненным в фальсификации улик во время расследования этого убийства, а потом, когда справедливость восторжествовала и убийцы получили по заслугам, сделал все, чтобы, находясь за решеткой, они чувствовали себя максимально комфортно. После того, как «националы» потеряли власть и Мерабишвили привлекли к уголовной ответственности, именно этот эпизод был вменен ему в вину, хотя были и другие, в частности, жестокий разгон мирных акций, приведший к жертвам, неправомерное расходование государственных средств, превышение служебных полномочий, незаконное присвоение винного завода. И не случайно перед рестораном, где экс-министр в первый день после обретения свободы ужинал вместе с близкими, прошла акция родственников жертв, пострадавших во время его пребывания на посту главы МВД.
Да, былые «свершения» В. Мерабишвили ставят под сомнение статус политического заключенного, который ему пытаются наделись иные, в том числе, зарубежные доброхоты. Тем не менее, вице-спикер польского Сейма Малгожата Госевская на совместном брифинге в Варшаве, куда Мерабишвили вылетел вскоре после освобождения, заявила, что факт «незаконного осуждения» Мерабишвили грузинским судом признал «даже» Европейский суд по правам человека. Очередное лукавство. ЕСПЧ всего лишь признал, что права экс-министра были нарушены, когда его ночью привезли на встречу с генпрокурором.
В своем «программном» заявлении В. Мерабишвили подчеркнул, что в будущем он не собирается создавать новую партию, что, даже в случае победы на выборах оппозиции, не намерен занимать какую-нибудь должность, а послужит своей стране, находясь, так сказать, на вольных хлебах. При этом политик отметил, что в Польше, куда он собирался на лечение, он пройдет курс реабилитации, а после собирается участвовать в политической жизни Грузии.
Свою особую роль экс-министр видит в объединении «Единого национального движения» (ЕНД) и «Европейской Грузии» (ЕГ). Кстати, он выразил разочарование по поводу того, что партия после парламентских выборов 2012 года и отъезда из страны ее лидера Михаила Саакашвили распалась на две части.
Что касается упомянутого в начале статьи заявления В. Мерабишвили, то в нем содержатся очевидные противоречия. Например, политик собирается выступить в роли объединителя двух оппозиционных партий, но как можно объединить политическую силу, не возглавив ее? Однако тут возникают вопросы. Во-первых, кто сегодня позволит Мерабишвили стать лидером объединенной оппозиционной партии? Можно предположить, что никто, так как у ЕНД и ЕГ уже есть свои вожди, которые, судя по всему, на своих местах чувствуют себя довольно комфортно и ни с кем властью делиться не собираются. Единственным более или менее реальным вариантом такого «отца-объединителя» «националов» сегодня мог бы стать бывший президент Грузии Михаил Саакашвили, но он далеко непонятно, когда сможет появиться в Грузии.
Во-вторых, пик политической карьеры Мерабишвили (пост премьера Грузии), остался позади. После нескольких лет отсидки политику очень сложно найти свое место в политической жизни страны. Не поэтому ли он в своем заявлении подчеркнул, что не претендует ни на какую должность?..
Вероятно, ясность в перспективы Мерабишвили внесет его встреча с М. Саакашвили, которая, как считают некоторые наблюдатели, может состояться в Польше. Эти же эксперты предполагают, что бывшие соратники попытаются вернуть фактическую власть над «Нацдвижением», отодвинув о нее Григола Вашадзе, который на сегодняшний день является председателем партии. Можно также предположить, что они найдут немало сторонников внутри самого ЕНД. Отсутствие у Вано Мерабишвили перспектив стать лидером партии не мешает ему вернуться в ряды «националов» и войти в список кандидатов в депутаты парламента на осенних выборах, а там, глядишь, и фракцию ЕНД в высшем законодательном органе возглавить... Это будет его по-настоящему новым стартом в политике. Даже если оппозиции не удастся выиграть выборы, «Нацдвижение» имеет все шансы стать второй по представительству партией в парламенте («Европейская Грузия», согласно всем опросам, ему в рейтингах уступает). И вот, с новых позиций Мерабишвили вполне сможет выступить в роли объединителя бывших и нынешних «националов». Кстати, его заявление об отсутствии намерения занимать какие-либо посты может быть лишь реверансом перед нынешними вождями ЕНД и маневром с целью успокоить возможных политических конкурентов.
Шансы экс-министра на лидерство в новых условиях будут выглядеть значительно лучше. Ореол мученика и принципиального борца с нынешними властями у политика есть, т.к. в отличие от иных своих соратников, он предпочёл тюрьму эмиграции. Опыта Вано Мерабишвили тоже не занимать. Дело за амбициями и внешней поддержкой, естественно, западной. Однако, учитывая, что у бывшего министра внутренних дел с таким «товаром», как русофобия, имеющая широкое хождение на коллективном Западе, всегда было хорошо, в благосклонности США и Европы к нему можно не сомневаться. Вот, оплот европейской русофобии – Польша – ее уже демонстрирует... Лиха беда – начало!

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте