Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Теперь - очередь Пашиняна…

Автор: Пресс-папье

Сегодня вопрос урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта вновь находится в центре внимания политических кругов и общественности Армении. И это несмотря на то, что, как и во всём мире, в стране ведётся борьба с пандемией нового коронавируса, а экономика находится в кризисе.
Поводом для бурной полемики относительно переговоров по Карабаху стало следующее высказывание министра иностранных дел России Сергея Лаврова в ходе недавнего круглого стола, организованного российским Фондом поддержки публичной дипломатии имени А. Горчакова: «Есть проекты, которые были распространены год назад (в апреле прошлого года) на встрече министров иностранных дел России, Армении, Азербайджана с участием сопредседателей (Минской группы ОБСЕ – ПП) в Москве. Они сейчас активно обсуждаются. Эти документы предполагают продвижение к урегулированию на основе поэтапного подхода, предусматривая на первом этапе решение наиболее актуальных проблем – освобождение ряда районов вокруг Нагорного Карабаха и разблокирование транспортных, экономических и прочих коммуникаций».
Отметим, что Сергей Лавров представил общее мнение всех стран-сопредседателей. Напомним, что, кроме фактически основного модератора – России, международными посредниками в урегулировании Карабахского конфликта являются также Соединённые Штаты и Франция.
На первый взгляд, ничего сенсационного руководитель российского внешнеполитического ведомства не сказал, учитывая, что лидеры и, особенно, министры иностранных дел Армении и Азербайджана за последний год имели несколько многочасовых встреч друг с другом. Однако вопрос в том, что до сих пор представители высшего руководства Армении отрицали не только сам факт обсуждения поэтапного урегулирования конфликта, а и наличие переговорного процесса и, тем более, конкретного документа. По словам премьер-министра Никола Пашиняна, переговоры не проводятся, речь идёт всего лишь о встречах: «Мы говорим о наших восприятиях этой (карабахской – ПП) проблемы, о том, как мы сами воспринимаем эту проблему, как наши народы ее воспринимают». И еще: «На встречах с президентом Азербайджаном мы не обсуждаем никаких конкретных деталей, просто обмениваемся мнениями». Ну и вообще: «Подобные встречи не являются официальными или стартом масштабного переговорного процесса».
Между тем, судя по утверждениям Сергей Лаврова, Никол Пашинян и министр иностранных дел Зограб Мнацаканян не только ведут со своими азербайджанскими визави официальные переговоры, но и обсуждают конкретные вопросы урегулирования. Таким образом, получается, что на столе переговоров план поэтапного урегулирования Карабахского конфликта, который на протяжении всех 26 лет переговоров, которые велись после окончания войны, однозначно, не устраивает Армению и Нагорно-Карабахскую Республику. Что естественно, поскольку речь идёт о передаче на начальном этапе Азербайджану большинства освобождённых районов, находящихся за пределами административных границ бывшей Нагорно-Карабахской автономной области, предоставлении Нагорному Карабаху временного статуса, открытии транспортных коммуникаций, возвращении азербайджанских беженцев. И лишь на последнем этапе будет обсуждаться вопрос окончательного статуса Карабаха.
Между тем, обе армянские республики – сторонники пакетного урегулирования конфликта. То есть, перед тем как делать конкретные шаги, необходимо прийти к согласию относительно общего пакета вопросов, предполагающих какие-то решения. И в этом пакете приоритетным является определение статуса Нагорного Карабаха.
Известно, что, в 1988 году, во времена Советского Союза, когда началось Карабахское движение, армяне, составлявшие подавляющее большинство населения автономной области, подняли вопрос о её выходе из состава Азербайджана. То есть, основа конфликта – именно определение статуса Карабаха.
Весьма острая реакция в Армении на «карабахское» заявление Лаврова, безусловно, имеет своё объяснение. Во-первых, это – самая чувствительная тема в стране. Учитывая приоритетное место Нагорного Карабаха в национальном самосознании армян, «карабахский фактор» по-прежнему является основным во внутриполитическом дискурсе Армении. Во-вторых, за все годы существования независимой Армении оппозиция всегда использовала «карабахскую карту» в борьбе против действующей власти.
Оппоненты Н. Пашиняна утверждают, что и сегодня, через два года после своего прихода к власти у него нет какой-либо модели или позиции по урегулированию Карабахского конфликта. Более того, армянское руководство скрывает, что в действительности происходит на переговорах, говоря о том, что это «всего лишь консультации» и «нет никакого документа». По мнению экс-главы Службы национальной безопасности Армении Давида Шахназаряна, высказывания министра иностранных дел России – это призыв к властям Армении о том, что пора уже быть искренними с обществом республики и не скрывать реальность: «С 2018 года они постоянно заявляют: для нас важны статус (Карабаха – ПП) и безопасность. Это порочный подход, когда разделяются эти вопросы. В ответ Азербайджан многократно заявлял: «Хорошо. Карабах будет в моем составе, какую безопасность вы хотите? Давайте обсудим это». Переговоры по поэтапному варианту, то есть возврату территорий без утверждения статуса, – самый сильный удар, который можно было нанести безопасности Арцаха (Нагорного Карабаха – ПП), безопасности Армении».
Отвечая своим критикам, Пашинян говорит: «Никакое решение карабахской проблемы не может быть применено на практике, если оно неприемлемо для Армении и народа Арцаха… Решение, теоретически, может быть реализовано, если оно приемлемо для народов Арцаха, Армении и Азербайджана... И пока мы не обратились к народу с заявлением о наличии подобного варианта, никакого обсуждения при закрытых дверях не может быть».
Очевидно, что, разъясняя официальную позицию армянской стороны, Пашинян использует общую терминологию, стараясь не вдаваться в подробности переговоров, что даёт оппозиции повод заявлять о якобы готовности официального Еревана пойти в вопросе Карабаха на серьёзные односторонние уступки. Но, как свидетельствует недавняя история, готовая к неприемлемым для общества уступкам власть должна быть также готова отвечать за свои действия. Напомним, что подобное случилось в 1998 году с ушедшим в отставку первым президентом Армении Левоном Тер-Петросяном.
Как представляется, сегодня речь идёт о желании армянского премьера сохранить статус-кво. В нынешних условиях все стороны конфликта должны согласиться на компромиссные предложения международных посредников, осуществление которых, во всяком случае, для Армении и Нагорного Карабаха, будет весьма болезненным, а для общества – при отсутствии соответствующего консенсуса, неприемлемым.
За последние 20 лет бывшим лидерам Армении, в силу различных причин и обстоятельств, удалось отдалить подобную перспективу. Теперь пришла очередь Пашиняна…

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте