Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Трамп уничтожил СВПД, чтобы Иран с этим соглашением не смог ничего сделать. Какова будет позиция России и Китая по Тегерану, останется ли Иран снова один? (05.05.2020)

Автор: Абульфазл Ходайи

В интервью «Хабар» эксперт по международным отношениям Мехди Мотарния выразил уверенность в том, что претензии США по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) создают возможность для Китаем и Россией новых концессий, а Иран в Совете Безопасности ООН, как и прежде, останется один.
Согласно мнению «New York Times», США намерены вернуться в СВПД, чтобы 18 октября этого года продлить оружейное эмбарго в отношении Ирана и защитить свое право голоса. Нужно отметить, что Соединенные Штаты формально вышли из ядерного соглашения между Ираном и пятью другими государствами (Россия, КНР, Великобритания, Франция и Германия) два года назад, сумев достичь принятия вторичных антииранских санкций, включая запрет на продажу иранской нефти. После выхода США из соглашения, ИРИ сократила свои обязательства по соглашению в пять этапов. Далее вы можете прочитать полный текст интервью с Мехди Мотарния.
«Хабар»: - Как Вы оцениваете решение США вернуться в СВПД? Возвращение США можно охарактеризовать как решение правовое или политическое? В случае если им удастся достичь своего, какова будет позиция Китая и России?
M.M.: - В этой ситуации Соединенные Штаты стремятся создать правовую систему, учитывая международные стандарты. Однако при реализации своих намерений они столкнутся с серьезными вызовами, например, такими, как противодействие Китая и России. Нужно учесть, что нынешняя ситуация в международных отношениях и взаимозависимость государств друг от друга, включая США, единственную мировую сверхдержаву после (окончания) «холодной войны», могут повлиять на то, что Иран снова останется один в СБ ООН и будет вынужден пойти на компромиссы. Более того, надежды Ирана на Китай и Россию в вопросе создания нужного регионального взаимодействия, которое смогло бы оказать определенное давление на Соединенные Штаты, в нынешней ситуации не оправдываются.
Вашингтон на своем пути столкнется с рядом других препятствий. Это, с одной стороны, разногласия с Европейским Союзом, Китаем и Россией в регионах своего влияния, а, с другой стороны, различные сугубо региональные проблемы. Естественно, если эти международные вызовы, в конечном итоге, приведут к формированию нового мирового порядка путем соглашений или сопротивления Соединенным Штатам, то это может стать причиной появления серьезных конфликтов и столкновений на региональном и международном уровнях.
С другой стороны, хотя Россия и Китай в устной форме выразили свою готовность поддерживать Иран и, более того, Москва недвусмысленно высказывалась о своих намерениях продать ему вооружение после окончания оружейного эмбарго, уже очевидно, что для этих двух стран приоритетом является учет собственных интересов. Москва неоднократно заявляла, что стремится создать пространство, в которой Иран станет ее стратегическим партнером, однако до сих пор на деле она не доказала истинность и твердость своих намерений.
«Хабар»: - В чем русские не были честны с Ираном?
M.M.: - Свидетельствами ненадежности и сомнительности намерений РФ можно считать отсрочки в сооружении ядерной АЭС в Бушере, игнорирование Ирана в Сирии, попытки ограничения иранского влияния в Афганистане. Москва всегда пыталась использовать Иран в качестве козыря для получения собственной выгоды в отношениях с США.
«Хабар»: - А что касается Китая?
M.M.: - То же самое относится и к Китаю. Китай и Россия являются влиятельными странами. Они пошли на минимальные переговоры с США для того, чтобы посадить ИРИ за стол переговоров вокруг СВПД. Они также попытаются путем координации действий с Соединенными Штатами обеспечить свои интересы и путем давления на Иран получить от него поблажки.
Естественно, даже теоретически Россия не может быть стратегическим союзником Ирана, так как эта «дружба» зиждется на соблюдении интересов России на региональной и международной аренах. К тому же, она приобрела значение в контексте ирано-американского конфликта. Мы можем проследить эту тенденцию в ирано-российской «дружбе» в течении последних четырех десятилетий, а также в политическом поведении Москвы в отношении Тегерана в последние годы.
«Хабар»: - Можно ли задаться вопросом о возможности достижения целей США в октябре, учитывая относительность ситуации?
M.M.: - Если Соединенным Штатам удастся реализовать свой проект и ввести санкции ООН против Ирана, то присутствие Тегерана в СВПД больше не будет иметь смысла. Следует отметить, что данное соглашение является фиктивным. Исламская Республика не раз заявляла, что откажется от этого договора в случае выхода из него США, однако это не остановило Трампа. Он разрушил соглашение. Тем не менее, Иран все еще продолжает проявлять сдержанность в отношении СВПД. Трамп должен бы был постепенно выходить из соглашения, спустя несколько месяцев после объявления пятого и окончательного этапа отказа (США) от выполнения обязательств по СВПД, но, ссылаясь на последние действия Тегерана, выход из соглашения, кажется, был отложен.
Сложившаяся ситуация не позволила Ирану аннулировать свою подпись под СВПД. Эта ситуация, естественно, повлияет на экономику Ирана. По ней будет нанесен еще один мощный удар. При неспособности контролировать ситуацию, последняя будет грозить серьезными экономическими, социальными и политическими рисками. Таким образом, если мировая экономика не сможет адекватно реагировать на будущие проблемы посткоронавирусного периода, то последствия этого для многих стран и правительств, включая иранское, будут серьезными.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте