Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Генерал Сулеймани убедил Путина: Россия наложила вето на продление эмбарго на поставки оружия Ирану? (21.06.2020)

Автор: Эсмаил Солтанпур

Мехди Санаи – профессор Тегеранского университета в области международных отношений и бывший посол Ирана в России. Несколько месяцев назад, в конце своей почти шестилетней дипмиссии он вернулся в Тегеран и был назначен старшим советником министра иностранных дел. М. Санаи является экспертом по России и Кавказу, а также возглавляет Институт по изучению Ирана и Евразии (ИРАС). Ранее он также был депутатом (иранского – ПП) парламента двух созывов.
Корреспондент «Хамшахри» беседует с Мехди Санаи о региональной политике.
«Хамшахри»: - Одним из важных событий в ирано-российских отношениях стало решение России по антииранской резолюции по Йемену (в конце февраля 2018 года Москва наложила вето на соответствующий несогласованный документ, предложенный Великобританией – ПП). Было ли это признаком того, что (наши) отношения становятся стратегическими?
М.С.: - На голосование России повлияли различные международныe, региональныe и двусторонниe факторы. В последние годы РФ выступала против новых санкций, а также против политики санкций Совета Безопасности в целом, что означает, что позиция Москвы изменилась в этом плане. Другой нюанс заключается в том, что к региональным событиям Россия имеет подходы, похожие на иранские.
Хотя некоторые разногласия закономерны, можно сказать, что по региональным вопросам у РФ и ИРИ наиболее близкие стратегии и позиции. Российское вето на резолюцию по Йемену ознаменовало новый уровень отношений между двумя странами, а также начало консультаций и сотрудничества между дипломатическими структурами двух стран.
«Хамшахри»: - Соединенные Штаты ищут возможности для принятия резолюции против Ирана. Как Вы думаете, Россия наложит свое вето на подобный документ?
М.С.: - Россия уже выступила против действий США, и российский министр иностранных дел направил письма генеральному секретарю ООН. Этот вопрос важен для российской стороны во многих отношениях. Во-первых, Москва хочет сохранить СВПД, она всегда поддерживала сохранение договора и осудила односторонние действия США по выходу из него, а также введение санкций против Ирана. Это совершенно неприемлемо для РФ.
С точки зрения международного права, продление эмбарго на поставки оружия Ирану также недопустимо. У нас с Россией есть оборонное взаимодействие, но санкции Совета Безопасности российская сторона принимала во внимание, ведя с ИРИ переговоры по военным вопросам. Дата отмены эмбарго на поставки оружия Тегерану была важной в переговорах. Хотя в последние годы Иран достиг значительных оборонных возможностей, включая производство различной военной и оборонной техники, это сотрудничество важно и для нас, и для России. Исходя из своих экономических интересов, РФ не должна допускать расширения этих санкций.
Наши отношения с Россией заслуживают доверия и являются дружескими, поэтому президент заявил, что РФ и Китай должны предотвратить эмбарго на поставки оружия Ирану. Кроме того, принятие этих санкций означает конец СВПД, что усугубит ситуацию и вызовет негативную реакцию со стороны Тегерана. В письме лидерам пяти государств-членов Совета Безопасности, за исключением Соединенных Штатов, президент ИРИ предупредил о реакции со иранской стороны.
«Хамшахри»: - Вы сказали, что россияне ждут даты отмены эмбарго на поставки оружия в Иран. У нас были конкретные переговоры? Например, о покупке С-400, истребителя или...
М.С.: - Мы неоднократно сотрудничали с Россией в области вооружений в соответствии с международными нормами. В 2014 году, когда началась моя миссия в России, наше оборонное сотрудничество находилось в тени резолюций ООН о санкциях и было минимальным. После этого, по итогам переговоров официальных лиц двух стран, был заключен контракт о покупке С-300 и налажено новое сотрудничество в оборонной сфере.
Было много разговоров об С-400, нельзя сказать, что Россия не выполнила запрос Ирана о их покупке. Прежде всего, Иран никогда не запрашивал С-400, даже в то время, когда велись переговоры по С-300. Русские предложили поставить С-400, но иранская сторона это предложение отклонила. Отчасти причиной этого решения стал прогресс Ирана в оборонной сфере.
«Хамшахри»: - А как насчет истребителей?
М.С.: - Об этом Вы должны спросить у официальных лиц, занимающихся вопросами обороны. Европа после отмены эмбарго на поставки оружия не собирается продавать Ирану истребители, остается надеяться на Китай и Россию. Конечно, речь идет не только о покупке вооружений, но и о его продаже. Теперь у Тегерана есть оружие, которое нужно многим странам.
«Хамшахри»: - Разве россияне не выплатили компенсацию по делу С-300?
М.С.: - Был подан иск, но процесса не было, потому что сам договор был исполнен.
«Хамшахри»: - Иран и Россия начали широкое сотрудничество в Сирии, что привело к Астанинскому (переговорному – ПП) процессу. Двустороннее сотрудничество в Сирии обсуждалось, как в ИРИ, так и в РФ. Расскажите нам о формировании этого процесса, особенно, о роли во вступлении российской стороны в Сирию, которую, как говорят, сыграл генерал Сулеймани.
М.С.: - Деятельность Ирана и России в Сирии была очень важна. Во-первых, она помешала осуществлению планов США по Ближнему Востоку. В случае падения сирийского правительства, мы увидили бы домино других событий на Аравийском полуострове и в Персидском заливе. Череда этих событий была заблокирована благодаря сотрудничеству между Ираном и Россией.
Другое дело – выстраивание серьезного сотрудничества в региональных вопросах. Этот потенциал всегда держался в уме, но на практике дискуссий не было. Я помню, как в 2010 году, когда я отправился в Москву в качестве главы парламентской группы ирано-российской дружбы, мы рассматривали предложение о том, что у Ирана есть потенциал на Ближнем Востоке и его использование вместе с возможностями России может иметь большое значение. Сотрудничество двух стран на Ближнем Востоке обсуждалось давно, но эти обсуждения были реализованы после событий 2015 года в Сирии. Это взаимодействие также сыграло очень важную роль в борьбе с терроризмом.
Таким образом, сотрудничество ИРИ и РФ, во-первых, сорвало планы США в регионе, во-вторых, повысило уровень взаимодействия между двумя странами, в-третьих, противодействовало терроризму. Например, Голанские высоты под контролем ИГИЛ представляют серьезную угрозу для региона и даже мира. Вы помните, что мы ежедневно были свидетелями взрывов и убийств в европейских странах? В вопросе противодействия этой глобальной угрозе Иран и Россия сыграли существенную роль. Так что, потенциал сотрудничества существовал, но он начал реализоваться в 2015 году. Иран поддержал Сирию, и прогнозы о том, что правительство Асада падет, были поставлены под сомнение. В то же время сотрудничество между Ираном и Россией расширилось, и это стало результатом, в том числе, визита генерала (КСИР Касема – ПП) Сулеймани. После его встречи с Путиным в 2015 году Россия начала военную операцию в Сирии. Если бы не сотрудничество Ирана и России, ситуация в этой стране и регионе была бы не такой, как сейчас.
«Хамшахри»: - Сардар (военачальник – ПП) Сулеймани был под санкциями, почему российская сторона согласилась на встречу с ним?
М.С.: - Да. Тот факт, что эта поездка и встреча были организованы, показал важность генерала Сулеймани и понимание с российской стороны того, что он на тот момент знал как бороться с терроризмом в Сирии. Тем, что российская сторона встретилась с ним на самом высоком уровне, другими словами, была организована встреча с Путиным, был признан факт того, что генерал Сулеймани и его страна (Иран – ПП) стали первыми, кто начал борьбу с терроризмом в Сирии. По этой причине для России было очень важно услышать его точку зрения, которая оказала влияние на дальнейшее развитие событий.
«Хамшахри»: - В какой-то момент было сказано, что Россия заключила с Соединенными Штатами сделку об уходе Ирана из Сирии.
М.С.: - В рамках стратегического партнерства между двумя странами не следует ожидать, что обе стороны достигнут согласия по всем вопросам. Здесь есть два независимых государства, оба из которых имеют право голоса, и их различия естественны. Это правда, что они договорились о сотрудничестве и имеют общие подходы, но действия во внешней политике зависят также от других приоритетов. В случае Сирии, Иран и Россия сотрудничали по разным причинам. Первой из них было то, что сирийские события были вызваны вмешательством со стороны Запада. Другой проблемой была односторонняя политика. Еще одна причина заключалась в том, что США пытались достичь политических изменений в этой стране посредством войны, дестабилизировать регион, частью которого являются Иран и Россия.
У России и Ирана ко всем этим вопросам существуют одинаковые подходы. Хотя они чувствовали общую угрозу и имели аналогичное отношение к полномасштабной борьбе с терроризмом, их взгляды на другие страны, такие как Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Израиль, США, Турция, а также Европа, не обязательно совпадали. Естественно, что в некоторых случаях возникали разногласия. Поскольку в ходе сирийского урегулирования я был свидетелем различных переговоров в политической, военной, правовой областях, я чувствовал, что в подходах на техническом и исполнительском уровне различие было минимальным, и чем дальше, тем наша координация усиливалась. То, что Россия оставила Иран в сирийской теме, еще больше разозлило соперников двух стран и расширило число игроков, которые были недовольны сотрудничеством двух стран. Конечно, Тегеран и Москва были очень успешны в борьбе с терроризмом, но теперь политический процесс настолько важен и хрупок, что нужна большая осторожность, чтобы не поставить ее под удар. Роль дипломатии в этой сфере имеет большое значение. Основы сотрудничества между Ираном и Россией в Сирии остаются неизменными.
«Хамшахри»: - Русские использовали военный аэродром Хамадан. Вы упомянули, что они предоставили услуги в широком спектре сотрудничества, но в то время по этому поводу было много шума...
М.С.: - Что касается аэродрома Хамадан, то утверждалось, что Иран передал его под контроль России. Ничего подобного не происходило, просто в критический момент было решено использовать аэродром для отдельных рейсов, совершавшихся с целью укрепления борьбы с терроризмом. Этого требовало наше военное партнерство. Если бы мы не сделали этого, то не было бы смысла говорить о взаимодействии.
(…)
«Хамшахри»: - Каковы рамки ирано-российских отношений?
М.С.: - Отношения между Ираном и Россией за последние годы резко изменились. Это изменение имеет разные характеристики. В эти годы впервые в истории отношений между двумя странами в формат наших связей были добавлены стратегические аспекты, ряд из которых мы видели на региональном, международном и двустороннем уровнях. Среди них – совместная деятельность Ирана и России в Сирии, а также поддержка РФ позиции ИРИ на международной арене или высокая и тесная координация позиций двух стран на различных международных платформах.
Конечно, наши отношения с Россией в прошлом были конвергентными, но в нынешней ситуации, когда мы смотрим на вопросы, связанные с СВПД, региональные проблемы или события в сфере снятия эмбарго на поставки оружия Ирану, позиция Москвы довольно близка к нашей. В этом контексте еще одним примером является то, что РФ, которая в прошлом поддержала шесть антииранских резолюций Совета Безопасности (ООН – ПП), в последние годы не только выступает против возможных санкций, но также наложила вето на антииранскую резолюцию по Йемену. Это был исторический шаг в отношениях между двумя странами.
Другим стратегическим аспектом этих отношений было подписание всех необходимых документов. Некоторые их них порой лежали на столе годами. Выстраивание диалога и институционализация были в последние годы в числе других особенностей наших отношений. Посмотрите, в каждой сфере был учрежден институт или установлены контакты, которые способствовали сотрудничеству в этой области. Участились переговоры с Россией на уровне президентов, министров иностранных дел и обороны, а также секретарей Высших советов национальной безопасности.
В области обороны, С-300 был доставлен, несмотря на давление со стороны третьих стран, что имеет особое значение. Расширение сотрудничества не ограничивалось политической и международной сферами, оно также расширилось в академической и культурной сферах, в области публичной дипломатии.
Обе страны являются экспортерами энергии и имеют схожую экономику, что делает сотрудничество гораздо более трудным. Однако были заложены прочные основы для экономического партнерства, и мы по возможности будем решать имеющиеся проблемы. Тем не менее, есть много вопросов, требующих обсуждения.
Другим показателем является уровень диалога между официальными лицами двух стран, он значительно поднялся. Недавние двухсторонние консультации достигли уровня президентов, некогда проблемные поездки теперь легко организовываются.
За время наших отношений с Россией, которые насчитывают более 400 лет, у нас был всего один официальный визит президента Российской Федерации в Иран, однако за последние несколько лет мы принимали Путина три раза, а президент Рухани посетил Россию пять раз. (Министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад – ПП) Зариф, посетивший Россию более 20 раз, расширению наших отношений уделял особое внимание. Кроме того, мы были свидетелями многочисленных поездок министров обороны, секретарей советов безопасности и большинства других должностных лиц, включая министров, возглавляющих Совместную экономическую комиссию.
Три проведенные за последние годы встречи российского президента (Владимира Путина – ПП) с Верховным лидером революции (рахбаром Али Хаменеи – ПП) носили глубокое, решающее и стратегическое содержание. Региональные консультации по (транспортному – ПП) коридору Север-Юг были возрождены, и дважды проводился трехсторонний саммит Евразийского экономического союза с присутствием представителей Ирана. ЕврАзЭС интересен для ИРИ, так как обладает серьезным потенциалом.
На отношения Ирана и России всегда негативно влиял фактор третьей стороны, но в последнее время его роль серьезно снизилась. Одним из исторических событий, которое необходимо обсудить и осмыслить экспертам и исследователям, является уменьшение негативного влияния третьих стран на наши отношения в этот недавний период. К сожалению, на протяжении многих лет и даже десятилетий оно было очень сильным. Однако в последние годы ирано-российские отношения во всех отношениях расширились, и этот факт привлек внимание международных наблюдателей и исследователей.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте