Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Москве не интересно, что делает Армения. Там знают только одно (23.06.2020)

Автор: Арам Аматуни

Во внутриполитической жизни Армении дискуссия относительно роли внешних факторов часто приводит к вопросу о том, какова здесь роль, к примеру, России. Подобный вопрос звучит, по меньшей мере, странно, тем более, когда речь идёт о политических процессах.
Вообще, следует начать с того, что внутренняя и внешняя политики взаимосвязаны между собой – даже когда речь идёт о силовых центрах и сверхдержавах. Например, Трамп или Путин могут иметь внутриполитические проблемы, решение которых они пытаются найти на внешнем направлении. Это обстоятельство является одним из азов политики, поэтому кажется, что излишне в очередной раз повторять об этом. Это касается и Армении, где внутриполитической жизни как таковой в содержательном плане не было и до сих пор нет.
Внутриполитическая активизация в Армении обусловлена преимущественно внешними обстоятельствами, проблемами и мотивами. И здесь главным источником, безусловно, является Россия, и по очень простой причине.
Москва по ряду объективных и субъективных обстоятельств имеет в Армении огромное влияние, которое сформировано десятилетиями. Эта реальность формировала десятилетиями соответствующее политическое мышление. Параллельно с этим, Россия рассматривает Армению как жизненно важное и, пожалуй, единственное государство в стратегически важном для себя регионе, где она имеет существенное влияние и присутствие. Нейтрализуется этот фактор – нейтрализуется и российское региональное влияние.
Конечно, другой вопрос, отвечает ли интересам Армении подобная перспектива. Однозначно, из интересов Армении не исходит перспектива быть российским форпостом или цитаделью. Армения может быть партнером России, обеспечивая её существенную роль на Кавказе. Однако это должно предполагать также равноценную взаимность в межгосударственных отношениях, а не безоговорочное превосходство.
Вся проблема в том, что в России никак не принимают или не рассматривают принцип равноправия (во взаимоотношениях с Арменией – ПП), а действуют только в логике безоговорочного превосходства. Подобное мышление присутствовало, как до, так и после («бархатной» – ПП) революции. Изменился, конечно, ресурс противодействия или сопротивляемости Армении. К нему добавилась общественная воля. По большому счету, этот фактор для России стал проблемой на уровне мышления.
То есть, Армения не предпринимает ничего опасного для России, признаёт её (приоритетную – ПП) роль в регионе. Более того, она, по сути, даёт Москве возможность быть смелее во взаимоотношениях с Турцией и Азербайджаном.
Тем не менее, российскую элиту не интересует то, что Ереван вовсе не ставит под сомнение свою внешнеполитическую ориентацию и армяно-российские отношения. Ереван в своих отношениях с Россией всего лишь ставит вопрос принципа и своего права принимать самостоятельное и суверенное решение. Но поскольку российский подход опирается не на рациональное мышление, а на подсознание или инстинкт, любая перспектива самостоятельного суверенного потенциала Армении Москва рассматривает как угрозу и потерю.
А как повлиять на этот потенциал, который получил мощный импульс в результате революции, как повлиять на общественную волю? Конечно, стимулируя и провоцируя внутреннюю неопределенность, волну нестабильности или, как минимум, создавая её имитацию. И поскольку на протяжении десятилетий существует влияние на определённые армянские круги, в Армении находятся те, кто волей-неволей служит осуществлению подобных задач.
Между тем, для России цена проблемы – геополитическая, так как Москва теряет свои позиции уже на протяжении нескольких лет. И этот процесс неотвратим, хотя и предпринимаются попытки остановить его в различных направлениях, в том числе, и в Армении.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте