Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Новый парламент – новые тенденции

Автор: Пресс-папье

Новый созыв иранского меджлиса (парламента) многие эксперты характеризуют как самый консервативный за всю историю Исламской Республики. Его новым руководителем стал бывший мэр Тегерана, генерал КСИР Мохаммад Багер Галибаф, который начал свою работу с консолидации силовиков в меджлисе. Как состав парламента, так и личность Галибафа в ближайшие годы будут играть существенную роль во внутренней и внешней политике ИРИ.

Формализация влияния силовиков
Нынешний консервативный состав парламента беспрецедентен в истории Ирана. 76% его нынешних членов относятся к лагерям консерваторов и ультраконсерваторов, среди остальных 24% доминируют умеренные деятели, которых к лагерю реформаторов отнести нельзя.
Причина такого расклада кроется не в том, что поддержка консерваторов в обществе за последние 4 года резко возросла, а в том, что практически все представители реформаторского крыла не были допущены к участию в выборах.
В стране на фоне ухудшающегося экономического, политического положения и внешнего положения идет активный процесс консолидации власти, который имеет свою особенность – она отражает изменившееся положение дел внутри консервативного лагеря, в котором стали доминировать представители Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Символичным, с этой точки зрения, является избрание на пост спикера нового меджлиса Мохаммад Багера Галибафа.
Это первый случай в истории Ирана, когда генерал КСИР становится руководителем иранского законодательного органа. Из 290 депутатов иранского парламента официально выходцами из этой военной структуры являются 28 человек, то есть почти 10% депутатского корпуса. Также около 50 мест заняли люди, которые аффилированы с КСИР, т.е. в том или ином качестве работали или с организациями, или с предприятиями, которые контролировались Корпусом стражей.
Другим важным событием в иранском парламенте стало почти триумфальное возвращение в высший законодательный орган сторонников бывшего президента Ирана Махмуда Ахмадинежада. Его сторонники в меджлисе получили 50 мест, а двое из них избраны вице-спикерами.

Эра Галибафа и ограничители
Мохаммад Галибаф – в Иране известная фигура. Став мэром Тегерана после Махмуда Ахмадинежада, он сделал достаточно много для модернизации столицы и улучшения ее инфраструктур, что было оценено не только в Иране, но и в мире – Галибаф несколько раз попадал в список 10 лучших мэров мировых столиц.
Однако популярность М. Галибафа в иранском обществе в целом была невысока, что объясняется несколькими причинами. Среди консерваторов он почти всегда воспринимался как реформатор, среди реформаторов – как консерватор. Такой «половинчатый» образ Галибафа обусловлен тем, что он очень часто менял свою позицию по тем или иным вопросам, в зависимости от политической конъюнктуры в стране. Будучи мэром, он выступал против радикальных антиамериканских и антиизраильских заявлений Ахмадинежада, при этом не оспаривая саму необходимость критики врагов Ирана, а возражая по вопросу «неосторожности» подхода тогдашнего президента. В момент подписания соглашения Иран-«шестерка» он поддержал президента Х. Рухани, но, спустя какое-то время, уже выступал с заявлениями о необходимости пересмотра содержания документа.
Есть к Галибафу претензии и коррупционного свойства. В период его работы мэром Тегерана в обществе широкое распространение получили слухи о коррупции в окружении градоначальника. Они основывались, в частности, на том, что значительное количество подрядов в городе отдавалось организациям друзей мэра, выходцев из КСИР.
Однако на данном этапе политического развития Ирана положение М. Галибафа немного иное. Все его прошлое было связано с периодом, когда родной для него КСИР не был главным действующим лицом иранской экономики и внешней политики. Теперь же все поменялось, и Мохаммад Галибаф вошел в парламент не просто как выходец из КСИР, а как представитель его коллективных интересов.
Это достаточно хорошо понимают в иранском духовенстве, которое трезво оценивает ситуацию и знает, что напрямую наступать на ботинки силовиков опасно –КСИР воюет в Ираке и Сирии, контролирует часть экономики, в конце концов именно он осенью 2019-го подавил восстание, которое, по нынешним оценкам, унесло жизни до 700 граждан. Но перспектива усиления позиций силовиков в меджлисе ультраконсерваторов не вдохновляла. Во многом именно для создания противовеса Галибафу на прошедших парламентских выборах Совет стражей допустил к выборам значительное количество сторонников давнишнего оппонента Галибафа – бывшего президента Махмуда Ахмадинежада. 50 сторонников Ахмадинежада в парламенте – это существенное количество. Очевидно, что выбор вице-спикеров был сделан самим Али Хаменеи, который вытащил из колоды старые карты с тем, чтобы не позволить М. Галибафу наладить централизованное управление меджлисом, превратив его в средоточие власти «ксировцев».
Сам Мохаммад Галибаф также начал активно выстраивать свою систему в меджлисе, выбрав для себя беспроигрышный путь. Речь идет о привлечении в парламент представителей ближайшего окружения убитого американцами в начале этого года генерала Касема Сулеймани. Его ближайший друг и соратник генерал Хамид Аслани был назначен Галибафом главным исполнительным руководителем меджлиса (аналог главы аппарата парламента). Очевидно, что он будет работать с меджлисом так, чтобы снизить уровень его межфракционной разрозненности и смягчить любую потенциальную оппозицию новому спикеру.
Главной темой ближайшего времени станут президентские выборы и фигура будущего президента ИРИ. Президентские выборы состоятся уже через год и по состоянию на сегодняшний день к ним представитель реформаторов допущен не будет. То есть, предвыборная борьба будет идти между консерваторами. И сегодня очевидно, что если бы выборы прошли через 2 месяца, то основная схватка проходила бы между крылом Галибафа и КСИР и сторонниками Махмуда Ахмадинежада, т.е. представителями традиционной ультраконсервативной элиты. Но в течение года многое может измениться, прежде всего, вне страны. Например, в США – возможный уход Д. Трампа и избрание сторонника переговоров с Ираном Дж. Байдена может привести к переформатированию состава участников выборов в самом Иране. Это переформатирование будет не в пользу команды Махмуда Ахмадинежада – идеологизированного критика США. Галибаф и его окружение выглядят в этом плане более рациональными игроками, которые в определенных условиях могут пойти на корректировку своей позиции.

Внешняя политика
Существенные изменения новый состав парламента Ирана и М. Галибаф внесут и во внешнюю политику Ирана. Спикер парламента в течение всей своей карьеры выступал в качестве одного из рупоров духовного лидера А. Хаменеи – либо повторяя его тезисы, либо произнося вместо него нужные слова. То же самое Галибаф сделал 31 мая после своего избрания спикером парламента: часть его выступления на тему внешней политики буквально копировала недавно обнародованные тезисы Али Хаменеи.
Однако в нынешних условиях Галибафа, формально и по факту, окружают новые реалии, обусловленные его теснейшей связью со КСИР, который выступает в качестве центрального внешнеполитического актора. А позиции Корпуса стражей сегодня по всем ключевым внешнеполитическим вопросам очевидны. Во-первых, он выступает за продолжение активного участия Ирана в событиях в Сирии и в Ираке, считая их инструментом укрепления позиций Тегерана в регионе. Во-вторых, нынешнее главенствующее положение КСИР в Иране вызвано последствиями конфликта с США: санкции позволили Корпусу консолидировать в своих руках иранскую экономику, а необходимость подавления внутренних выступлений, вызванных ухудшением социально-экономического положения (тоже и-за санкций) – политическую систему. В-третьих, что вытекает из двух предыдущих факторов, КСИР, в отличие от идеологизированных критиков США и Израиля, является рациональным оппонентом этих двух стран. То есть, ориентируется в конфликте с ними не на идеологические соображения, а на рациональные, т.е. приносящие выгоду. А это означает, что при изменении мировой конъюнктуры КСИР может быть заинтересован в диалоге с США по тем или иным отдельным вопросам. Так, как это было в Афганистане и Ираке после вторжения американцев.
Так или иначе, М. Галибаф в качестве спикера и позиции силовиков в новом меджлисе станут достаточно эффективным инструментом защиты ими своих тактических и стратегических внешних интересов во внутренней политике страны.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте