Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Армения-Азербайджан: быть ли новой войне?

Автор: Пресс-папье

И без того вялотекущий переговорный процесс по Карабахскому урегулированию с началом пандемии коронавируса вовсе угас. Попытки международных посредников в лице сопредседателей Минской группы ОБСЕ поднять дипломатическую активность вокруг конфликта не привели к каким-либо ощутимым результатам, и им пришлось довольствоваться лишь организацией дежурной встречи министров иностранных дел Азербайджана и Армении в формате видеоконференции.
Между тем, в обеих конфликтующих странах возросли конфронтационные настроения, углубилось неприятие позиции противоположной стороны, усилилась воинственная риторика, участились мелкие военные инциденты на линии соприкосновения войск.
На поведение Азербайджана и Армении сильно влияют внутренние проблемы и вызовы, и правительства пытаются перенаправить общественное внимание на Карабахский конфликт. На этом фоне оба государства демонстрируют решимость не отступать от позиций на переговорах. Азербайджан при этом старается максимально использовать для дипломатического давления на Армению некоторые тактические преимущества, апеллируя к заявлениям в последнее время представителей ведущих международных игроков. В частности, для Баку, настаивающем на поэтапном варианте урегулирования конфликта, как нельзя кстати, пришлось известное заявление главы МИД России Сергея Лаврова, который именно в этом контексте упомянул предложения посредников из Минской группы ОБСЕ.
В Ереване поспешили опровергнуть Лаврова и отмежевались от его заявления, что на повестке переговоров в настоящее время находится вопрос о поэтапном урегулировании.
В азербайджанском обществе вызвала негодование и критику политика правительства в области решения Карабахской проблемы. Радикально настроенные политики, эксперты, общественные группы призвали власти прекратить переговоры с Арменией. Еще большее раздражение в Азербайджане вызвало проведение инаугурации нового руководителя Нагорного Карабаха в городе Шуша и присутствие на ней армянского премьера Никола Пашиняна. Шуша считается одной из колыбелей азербайджанской культуры и любые попытки извратить ее идентичность, вызывает особенно болезненную реакцию в Азербайджане.
На этом фоне азербайджанская армия 18-22 мая провела близ линии разграничения масштабные учения с участием 10 тыс. военнослужащих. Были использованы около 120 единиц танков и бронетехники, до 200 ракетно-артиллерийских установок разного калибра, реактивных систем залпового огня и минометов, до 30 единиц армейской и фронтовой авиации, а также беспилотные летательные аппараты различного назначения.
Фактически азербайджанская сторона дала понять, что в ходе этих маневров она отрабатывает наступательные действия. А 30 мая министр обороны Закир Гасанов, проведя служебное совещание с командным составом армии заявил, что ВС Азербайджана готовы нанести «противнику сокрушительный удар».
О перспективе войны в несколько иной для себя манере заговорил и МИД Азербайджана, как правило, избегающий военной риторики.
Новый импульс напряженности вокруг Карабахского конфликта придало заявление нового главы непризнанной республики Араика Арутюняна о скором начале строительства третьей автомобильной дороги Капан-Гадрут, соединяющей Армению и Нагорный Карабах. Азербайджан считает строительство дороги незаконной деятельностью на своих территориях и заселением их, и требует от армянской стороны отказаться от проекта.
Уверенности Баку в своих требованиях прибавила фактическая поддержка позиции Азербайджана заявление уполномоченных лиц Европарламента. В частности, докладчики Европейского парламента по Азербайджану Желена Завко (Хорватия), по Армении - Траян Бэсеску (Армения ) и сопредседатель Комитета по парламентскому сотрудничеству ЕП с Южным Кавказом - Марина Кальюранд (Эстояни) 10 июня приняли совместное заявление, в котором указано, что решение о строительстве указанной магистрали было принято «без согласия компетентных органов Азербайджана, что является нарушением норм международного права».
Буквально на следующий день после заявления докладчиков ЕП Минобороны Азербайджана предупредило армянскую сторону о необходимости воздержаться от строительства новой дороги.
Отметим, что маршрут будущей дороги Капан-Гадрут проходит вдоль иранской границы. При этом в общественно-политической повестке Азербайджана вопрос о необходимости восстановлении контроля над участком азербайджано-иранской границы в последнее время актуализировался в свете подготовкой Тегерана к эксплуатации двух гидроузлов и электростанций на пограничной реке Араз (Аракс). Этот проект появился еще в поздний советский период, но с распадом СССР планы по сооружению гидроузлов и гидроэлектростанций были отложены. После достижения режима прекращения огня в Нагорном Карабахе иранская сторона не раз инициировала возобновление переговоров по строительству гидроэлектростанций. Наконец, в 2016 году было подписано азербайджано-иранское соглашение о строительстве гидроузлов и гидроэлектростанций «Худаферин» и «Гыз галасы» на реке Араз, их эксплуатации, использования энергетических и водных ресурсов. Условиями Азербайджана были отсутствие в проекте Армении и НК, а также невозможность получения ими каких-либо выгод от эксплуатации указанных объектов.
Строительство электростанций и гидроузлов подходит к концу, и власти Азербайджана попали под жесткую критику внутри страны. Представители оппозиции и критически настроенные по отношению к правительству эксперты полагают, что оснований доверять иранской стороне нет, и частичными бенефициаром новой энергетической инфраструктуры на реке Араз может стать, как Армения, так и Нагорный Карабах.
Правда, по данным агентства Turan, еще в 2007 году Иран добился от армянской стороны вывода ее войск за 10 км от линии границы, где предполагалось построить гидроузлы и электростанции. Эти территории заняли военные из Корпуса стражей исламской революции. Но даже эта информация, если она, конечно, достоверна, настораживает многих в Азербайджане, поскольку неясно, в обмен на что армяне согласились отойти от границы и, возможно, между сторонами были достигнуты какие-то тайные договоренности.
В то же время, приближающийся ввод в эксплуатацию объектов и протесты внутри Азербайджана могут стать побудительным мотивом для проведения Баку операции по освобождению территорий вдоль иранской границы. Тем более, что в апреле 2016 года он достиг на этом направлении фронта тактического преимущества, взяв под контроль высоту Лелетепе, откуда открывается оперативный простор, как на север, так и на запад, на территорию вдоль пограничной реки Араз.
Планы армянской стороны построить здесь еще одну автомобильную дорогу также могут стать для Баку поводом для проведения силовой операции. По оценкам военных экспертов, армянская линия обороны на этом направлении не столь сильна, так как армяне сосредоточили крупные военные силы на севере, востоке и юго-востоке Нагорного Карабаха, где Азербайджанская армия стоит либо по периметру границ бывшей НКАО, либо очень близко к ним. У армянских военных физически не хватает сил и ресурсов разместить крупные группировки по всему предполагаемому театру боевых действий.
Что касается реакции внешних игроков на нынешнюю ситуацию вокруг Нагорного Карабаха, то Иран будучи связанным с Азербайджаном соглашением о совместной реализации проекта на реке Араз и политическими договорами наверняка не станет ставить палки в колеса Баку. Тем более, что в условиях международных санкций, Азербайджан для Тегерана является окном во внешний мир. По крайней мере, в условиях международной изоляции Иран через Азербайджан может иметь прямое сухопутное транспортное сообщение со своим значимым партнером в регионе – Россией.
В Баку считают, что сама Москва, возможно, согласится с военной операцией Азербайджана на участке вдоль границы с Ираном. Во-первых, это малозаселенные территории и война не приведет к возникновению там серьезных гуманитарных последствий. Во-вторых, восстановление контроля Азербайджана над этими территориями как раз соответствует «плану Лаврова» – освобождению на первом этапе территорий вокруг НК. В-третьих, возможное военное поражение Армении может привести к падению правительства Пашиняна, явно раздражающее Кремль. В-четвертых, смена власти в Армении повысит шансы Москвы уговорить Баку и Ереван подписать мирное соглашение о поэтапном урегулировании конфликта с размещением в его зоне в качестве гаранта безопасности населения миротворческого контингента России или СНГ.
Конечно, в Ереване также просчитывают возможность реализации подобных сценариев и готовятся к этому. В условиях, когда на Н. Пашиняна как снежный ком валятся все новые проблемы (эпидемия коронавируса, неуступчивость России в вопросе цен на газ, обострение внутриполитических противоречий и пр.), война может стать средством отвлечения внимания населения и оправдания кризиса, в который погружается страна. Кроме того, смена ряда высокопоставленных силовиков в Ереване, назначение экс-министра обороны Нагорного Карабаха Самвела Бабаяна секретарем Совбеза непризнанной республики дает основания полагать, что армянская сторона также готовится к возобновлению боевых действий, по крайней мере, считает такой сценарий вероятным.
Для властей Азербайджана «маленькая победоносная война», пусть даже локальная, тоже может стать важным достижением на фоне ухудшающейся экономической ситуации из-за пандемии и обвала цен на нефть.
Ужесточение позиций сторон происходит на фоне участившихся военных стычек на линии противостояния в НК, а также на границе Нахичеванской автономной республики и Армении. Пока дело ограничивается уничтожением гражданских целей – автомобилей, сельхозтехники, правда, иногда стороны несут боевые потери, правде единичные. Однако один из подобных инцидентов может в любой момент перерасти в масштабные военные действия. К примеру, ситуация может вспыхнуть на том же южном направлении – вдоль азербайджано-иранской границы.
Вместе с тем, эксперты склоняются к мнению, что новая война вряд ли, будет затяжной. Во-первых, помимо людских потерь, она будет экономически дорого обходиться сторонам. Во-вторых, международные игроки не позволят вновь появиться еще одной «горячей точке» в и без того проблемном регионе. Одним словом, сегодня как никогда актуальна пословица «худой мир лучше доброй ссоры», но готовы ли стороны конфликта придерживаться этой мысли в час испытаний и соблазнов, вот в чем вопрос.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте