Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Эскалация на армяно-азербайджанской границе: версии

Автор: Пресс-папье

Четырехдневные бои с 12 по 16 июля на армяно-азербайджанской границе еще раз показали хрупкость режима прекращения огня между сторонами Карабахского конфликта и продемонстрировали, что пока нет реального переговорного процесса по политическому урегулированию этого противостояния, риски возобновления масштабной войны будут высоки.
Новая эскалация конфликта была весьма ожидаемой на фоне фактического прекращения реального дипломатического процесса в связи с пандемией коронавируса (формальные встречи в формате видеоконференции глав МИД двух стран с участием сопредседателей Минской группы ОБСЕ, не в счет), демонстрации сторонами нежелания отступать от своих позиций, нарастания кризисных явлений внутри Армении и Азербайджана в силу разных обстоятельств (в Армении – обострение внутриполитического кризиса, в Азербайджане – обвала нефтяных цен, а также вспышки эпидемии коронавируса в обеих странах).
Неожиданным, пожалуй, оказался театр боевых действий – эскалация произошла не в Карабахе, который, собственно, и является объектом спора и источником конфликта между Арменией и Азербайджаном, а на межгосударственной границе, причем, на том ее участке, где, казалось бы, вопросов, беспокоящих стороны, не должно было быть.
В обострении ситуации на границе Азербайджан и Армения обвинили друг друга. Но что же произошло на самом деле?
Анализируя оценки военных экспертов, сообщения СМИ, основанные на информации местных жителей, складывается следующая картина.
12 июля армянская сторона, воспользовавшись фактором внезапности в виду длительного спокойствия на этом направлении атаковала и заняла азербайджанскую позицию на самой высокой точке – горе Гарагая (другое название Гарадаш). Именно по вершине этой горной гряды проходит государственная граница. Занятие этой позиции открывает обзор на линии коммуникации азербайджанской армии с другими постами на данном направлении, на азербайджанские села, на райцентр Товуз, расположенный в 20 км отсюда. Кроме того, нахождение противника на этой позиции создает риски для проходящих через Товузский район стратегических трубопроводов Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Супса, Южно-Кавказский газопровод, железную и автомобильную дороги, являющиеся компонентами транспортного коридора «Восток-Запад». С учетом стратегической важности указанной позиции, Азербайджанская армия предприняла контрнаступление при мощной артиллерийской поддержке и запуске ударных БПЛА. Наиболее ожесточенные бои шли 13-14 июля.
Согласно вышеуказанным источникам, азербайджанская армия отбила позицию, закрепилась на ней и разгромила ближайший армянский пост, расположенный ниже, на склоне горы. Однако азербайджанской стороне это далось дорогой ценой – ее потери составили 12 человек убитыми и 1 погибшим гражданским.
К 17 июля на данном направлении границы наступило относительное спокойствие.
В Баку высказываются разные мнения на счет причин обострения Арменией ситуации на фронте. Официальные лица, полагают, что Ереван, обострив ситуацию на границе, стремился вовлечь в конфликт третью сторону, под которой подразумеваются ОДКБ и Россия. Этой же версии придерживаются в азербайджанских экспертных кругах. Но существуют и другие предположения. В частности, бытует мнение, что руководство Армении затеяло обострение для того, чтобы добиться от России прояснения ее позиции. Дескать, если Москва верна союзническим обязательствам, то вмешается на стороне Еревана. Если она останется безучастной, то ее можно будет обвинить в несоблюдении условий союзнического договора и этим оправдать дальнейший разворот политики Армении в сторону Запада.
По другой версии, эскалация была вызвана разногласиями между политическим и военным руководством Армении. Сторонники этой точки зрения считают, что министр обороны Давид Тоноян имеет тесные связи с российскими военными и по их указанию мог спровоцировать эскалацию, чтобы вынудить Пашинян перед лицом военной угрозы со стороны Азербайджана полностью вернуть страну в фарватер политики Москвы.
Еще по одной версии, Армения пыталась занять господствующие высоты на границе по указке из Москвы, чтобы создавать угрозы азербайджанским трубопроводом в свете предстоящего через 3 месяца начала экспорта каспийского газа в Европу.
Последняя точка зрения выглядит малоубедительной. Дело в том, что такой подход у Москвы мог быть в 90-е годы, когда только проектировали трубопроводы в западном направлении. Сейчас эти коммуникации работают, и Россия сама пользуются ими. К примеру, «ЛУКойл» прокачивает нефть по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан. Кроме того, обсуждаются планы использования Россией Южного газового коридора и, в частности, его западного компонента, TAP (Трансадриатический трубопровод), для поставок газа в Болгарию, Грецию и Италию.
Наконец, еще по одной версии, обсуждаемой в оппозиционных кругах Азербайджана, эскалация была выгодна правительствам двух стран, заинтересованных в отвлечении внимания своего населения от внутренних экономических и социальных проблем, обострившихся в результаты широкого распространения коронавирусной инфекции.
Независимо от причин ее возникновения, июльская эскалация привела к новой ситуации в армяно-азербайджанском конфликте. Она продемонстрировала неуступчивость сторон в вопросе кардинального решения конфликта, продемонстрировала готовность Азербайджана и Армении использовать все новые и более тяжелые виды вооружений, выявила слабые стороны их боевого потенциала и дипломатической тактики.
Для Азербайджана одним из главных выводов стала уязвимость страны с воздуха. В дни эскалации ВВС Армении утроили демонстративные полеты российских штурмовиков нового поколения Су-30. У Баку самолетов такого класса нет. Кроме того, он наверняка серьезно израсходовал свои ресурсы в ударных БПЛА. Азербайджану необходимо будет восполнить отставание в авиации, позаботиться об усилении ПВО, пополнить запасы в БПЛА, другом высокоточном оружии.
Страной, которая без ограничений готова делиться с Азербайджаном вооружениями и техникой, безусловно, является Турция. Уже в первые дни эскалации ситуации на границе командующий ВВС Азербайджана Расмиз Таиров и руководитель отдельной общевойсковой армии, дислоцированной в Нахичеванской автономной республике, Кярам Мустафаев совершили визит в Анкару, где провели переговоры с министром обороны и главой ведомства оборонной промышленности Хулуси Акаром и Исмаилом Дамиром. Турецкая сторона заверила азербайджанских представителей в оказании всей необходимой военно-технической помощи. Правда, Анкара, как член НАТО имеет обязательства не поставлять оружия сторонам Карабахского конфликта. Однако эти обязательства не относятся к видам продукции ВПК, которая производится самой Турцией. С другой стороны, правительство Эрдогана в последние годы не всегда считается с членами альянса, а с некоторыми из них вступает даже в дипломатические конфликты.
Конечно, и Армения, со своей стороны, апеллирует к России. Но Москве сейчас нет резона из-за Еревана создавать дисбаланс в отношениях с Азербайджаном и портить отношения с Анкарой. Хотя интересы Турции и РФ часто сталкиваются в Сирии и Ливии, у них есть и много совпадающих точек зрения, в том числе, на противодействие планам Запада вмешиваться во внутренние дела двух стран. Власти обоих государств проявляют гибкость и умение избегать, казалось бы, неминуемого столкновения в региональных конфликтах и находить компромиссы. Поэтому и на Южном Кавказе Москва и Анкара, по всей вероятности, предпочтут делать ставку на дипломатию.
Азербайджан вполне устраивает поиск решения Карабахского конфликта в международно-правовой плоскости, где позиции Баку сильны с учетом примата принципа территориальной целостности государств. Очевидно, что Армении в этих условиях будет все более сложно маневрировать и уклоняться от предметных переговоров по поэтапному урегулированию конфликта.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте