Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Непонятная осень. Армения в контексте региональной ситуации

Автор: Пресс-папье

По все вероятности, сегодня сохранение статус-кво в Армении выгодно, в первую очередь, России, занятой выяснением отношений с Грузией. С обострением конфликта между Тбилиси и Цхинвали, а также с учетом все никак не заканчивающихся выборов в Абхазии, этот подход становится еще более актуальным.
Последние теракты в РФ и, в особенности, трагедия в Беслане, показали, что Москва будет как никогда жестко отстаивать свое присутствие в регионе. Прямым подтверждением активной стратегии России в регионе являются многочисленные военные учения проведенные минувшим летом как на Северном, так и на Южном Кавказе ее союзниками (на Южном Кавказе, в частности, речь идет об учениях в июле в Абхазии, а в августе в Нагорном Карабахе, Южной Осетии и Армении).
Поддерживая высокий уровень военной активности в регионе, Москва как бы дает понять, главным образом, американцам, что она чувствует себя достаточно сильной (чему способствует хорошая конъюнктура мировых цен на нефть), чтобы, несмотря на наличие проблемы Чечни, поддерживать Абхазию и Южную Осетию. В нынешней непростой ситуации России требуются точки опоры в регионе. Одной из них, несомненно, является Ереван. Внутри самой Армении «российский фактор» также силен, несмотря на возрастающее влияние здесь, как и во всем закавказском регионе, США.
Однако важность Армении для РФ совершенно не означает, что в Кремле позиции политического дуэта Кочарян-Саркисян «непоколебимы». Последние две встречи В. Путин с Р. Кочаряном в Сочи и Астане показали, что «здесь не все гладко». В Москве, кажется, уже не исключают отставку Р. Кочаряна, например, под давлением американцев. В связи с этим, можно ожидать, что Москва в ближайшие месяцы начнет более активно работать с армянской оппозицией.
«Свою игру» в Армении ведет Франция, которая давно и активно поддерживает спикера Национального собрания РА Артура Багдасаряна. Правда, это ей не мешает «плотно работать» и с экс-президентом Левоном Тер-Петросяном.
Пока не понятно, что могут использовать в качестве «рычагов воздействия» на Роберта Кочаряна американцы, но сегодня уже понятно, что такие рычаги существуют и они достаточно эффективны. К примеру, стоит задаться вопросом: что мог сказать бывший посол США в Армении Джон Ордуэй Роберту Кочаряну сразу после первого тура голосования на президентских выборах в феврале 2003 года? Ведь действующему президенту, по сути, ничего не мешало приписать каких-то 0,5% голосов избирателей и объявить себя победителем уже после первого тура (реально он был только третьим в Армении и четвертым в Ереване)...
В течение всего минувшего года США пытались оказать давление на Армению с тем, чтобы она, как и ее соседи по региону, отправила свой военный контингент в Ирак. Однако, руководство РА в лице главы внешнеполитического ведомства В. Осканяна и президента Р. Кочаряна давали неопределенные обещания, ссылаясь на то, что, в случае отправки армянского воинского контингента в Багдад, опасности могут подвергнутся армянские общины на всем Среднем Востоке и Ираке, прежде всего. В целом, эта позиция, поддержанная и оппозиционными кругами страны, встретила понимание в Соединенных Штатах, и массированного давления на Армению в этом вопросе не оказывалось.
С приездом в Ереван нового посла США Джона Эванса, позиция Р. Кочаряна внезапно изменилась. Видимо в Вашингтоне было принято решение поставить лидера Армении в крайне тяжелое положение с тем чтобы наконец начать процесс «перетягивания» страны под крыло США. Клятвам армянского президента в верности уже не верили и поэтому потребовали доказать эту верность делом – послать небольшой воинский контингент в Ирак под польским флагом. Безусловно 50 военнослужащих вспомогательного армянского контингента не сыграют какой-либо серьезной роли, но американцам важно другое – создать прецедент, когда страна-член ОДКБ СНГ делает реальный шаг к выходу из-под военно- политического влияния России.
Реакция Москвы была достаточно жесткой, т.к. Кремль больше волнует то, что действия Р. Кочаряна – это фактически «бунт на корабле». Учитывая то, что РФ имеет не меньше «рычагов влияния» на официальный Ереван, чем американцы, все это создает достаточно замысловатую конфигурацию не только в связи со сложной ситуацией в регионе, но и на внутриполитической арене Армении.

«Партия власти»
Все лето президентская команда готовилась к осеннему «наступлению трудящихся». Новый советник по вопросам национальной безопасности Гарник Исагулян через подконтрольные властям СМИ раскручивал версию о неком «системной заговоре» против Армении и Нагорного Карабаха со стороны США, АОД, местных олигархов и радикальной оппозиции. Видимо, именно в этой связи следует рассматривать и его заявление: «Все это предполагает необходимость очень серьезных шагов. Если вовремя не предпринять необходимые меры, то позднее очень трудно будет контролировать ситуацию».
В качестве «необходимых мер» руководством РА предприняты шаги, суть которых заключается в том, что в верхнем эшелоне прокуратуры страны произведены масштабные перестановки. В результате, был установлен абсолютный контроль над этим «карательным органом». Особо интересно то обстоятельство, что все кадровые перестановки в прокуратуре не были никоим образом согласованы с «провластной» коалицией. Среди всех смещений и перетасовок следует выделить две – отставку заместителя генпрокурора Жирайра Харатяна и начальника управления по контролю за предварительным следствием и дознанием Самвела Манукяна, которые де-факто десятилетиями решали судьбу почти всех уголовных дел в Армении.
В президентском окружении также есть интрига: с одной стороны, схватка между советником Гарником Исагуляном и первым помощником Арменом Геворкяном, а с другой стороны, активизация дашнакского блока в президентской команде в лице руководителя аппарата сотрудников Арташеса Туманяна и советника по борьбе с коррупцией Баграта Есаяна. Основная цель последних – ослабление позиций партнеров по коалиции в лице республиканцев и партии «Оринац еркир».
В течение месяца вся четырехсторонняя коалиция была на грани «большой войны» из-за довыборов в Национальное собрание в мажоритарном округе №44 (марз Котайк), где столкнулись интересы «Оринац еркир» во главе со спикером парламента А. Багдасаряном и Генерального прокурора Агвана Овсепяна, которые поддерживали своих протеже.
Спикер пригрозил, что, в случае поражения его протеже, партия будет рассматривать вопрос о выходе из коалиции. Во время этой «войны» спикер заручился поддержкой министра обороны Сержа Саркисяна (в 1999 году именно он спонсировал создание партии «Оринац еркир»). В этой ситуации президент вынужден был оказать давление на Генерального прокурора, протеже которого снял свою кандидатуру перед повторным голосованием, назначенным местной избирательной комиссией.
Такое поведение Сержа Саркисяна, по мнению местных наблюдателей, можно расценить как подготовку главы военного ведомства к такому развитию ситуации, в результате которого станет возможным уход в отставку «под воздействием внешних сил» Р. Кочаряна. Министр обороны пытается продемонстрировать возможным претендентам на власть свои возможности, с тем, чтобы впоследствии остаться на плаву. Однако эти маневры выглядят несколько странно, т.к. очевидно, что «внешний фактор», решись заинтересованные стороны его задействовать, будет направлен на смещение тандема Кочарян-Саркисян в полном его составе.
В этой обстановке на президента буквально наседает Армянская революционная федерация Дашнакцутюн (АРФД), которая постоянно требует от него серьезных кадровых перемен в правительстве. Естественно, в свою пользу. Эти требования подаются дашнаками «под соусом» борьбы с коррумпированными и некомпетентными кадрами. Реакция Р. Кочаряна на эти предложения пока вялая, что, по-видимому, изрядно раздражает АРФД.
Единственной политической силой, продолжающей поддерживать президента, остается Республиканская партия Армении (РПА) во главе с премьер-министром Андраником Маркаряном. Однако главной целью республиканцев является не защита Р. Кочаряна, за которого они вовсе не собираются «умирать на баррикадах», а сохранение сложившегося статус-кво. Правда, если нынешний баланс сил и влияния внутри страны будет нарушен извне, то РПА, как партия, контролирующая местную власть, и в этом случае будет иметь возможность влиять на формирование структур будущей власти.

Оппозиция
Под перекрестным огнем критики оказалась радикальная оппозиция, которая пользуется в Армении определенным влиянием. Она критикуется, с одной стороны, провластной прессой, а, с другой – подконтрольными Армянскому общенациональному движению (АОД) печатными изданиями. Последние упрекают оппозиционеров в отсутствии «внешнеполитической доктрины». «Раз ее нет, - рассуждают аодовцы, - значит на вооружение оппозицией должна быть взята прозападная, т.е. аодовская модель такой доктрины. В этом есть определенный смысл, так как Москва не намерена пока делать ставку на какого-либо политического лидера в Армении, за исключением Роберта Кочаряна. Это привело к тому, что лидер партии «Национальное единение» (НЕ) Арташес Гегамян, всегда считавшийся «протеже Москвы», сделал ряд публичных жестких выпадов против посла России в Армении Анатолия Дрюкова. Одновременно с его стороны увеличилось число реверансов в сторону американцев. Нынешняя политическая линия А. Гегамяна представляется не бесперспективной, хотя сегодня он не получает поддержки в Москве, и ничего не приобрел в Вашингтоне.
Воскрес из политического небытия экс-президент Армении Л. Тер-Петросян. В настоящее время, исходя из тактических целей, он негласно поддерживает спикера парламента Артура Багдасаряна, но в действительности этот искушенный политик, обладающий хорошим политическим чутьем, пытается построить свою политическую игру, лавируя между США и Францией.
Заигрывает с США и один из главных оппозиционеров Армении лидер Народной партии (НП) Степан Демирчян. Недавно он побывал в Соединенных Штатах на съезде Демократической партии. Судя по всему, поездка была удачной.
Американцы открыто не поддерживают лидера НП, но продолжают держать его в кругу своего постоянного внимания. Тоже самое относится и к экс-президенту Л. Тер-Петросяну, экс-премьеру Вазгену Манукяну, бывшему главе парламентской комиссии по иностранным делам Оганесу Оганесяну, экс-министру иностранных дел Раффи Ованнисяну.
Видимо американцы не видят смысла делать ставку на какую-то конкретную фигуру, когда рейтинг популярности ни одного из действующих политиков не превышает 10%. При этом они предпочитают работать со всеми потенциальными претендентами на власть в РА, как от оппозиции, так и от «партии власти».
В этой связи выглядит непонятной позиция Москвы. Она пока не ведет серьезной альтернативной игры, а ориентация на Араташеса Гегамяна или Арама Карапетяна большой перспективы очевидно не имеет.
Довольно интересной фигурой становится экс-премьер-министр Арам З. Саркисян. Сегодня этот политик пытается найти пути к расширению оппозиционного поля и впервые сделал заявление о том, что народу наконец должно быть сказано, кем должен быть заменен Р. Кочарян.
Арам З. Саркисян полагает, что в качестве альтернативы нынешнему президенту необходимо выдвинуть не одного человека, а команду, видимо, предполагая, что состав этой команды должен быть сбалансированным и удовлетворять основных игроков, ведущих работу на политическом поле Армении. Он является единственным из публичных политиков РА, который способен сформировать такую команду и возглавить ее.
Главным и действительно сенсационным событием последних недель стало помилование бывшего командующего карабахской Армией обороны, бывшего министра обороны НКР, бывшего генерал-лейтенанта Самвела Бабаяна. Ранее он был приговорен к 14 годам тюрьмы по обвинению в организации покушения на нынешнего президента Нагорного Карабаха Аркадия Гукасяна. Не секрет, что столкновение между эти двумя политическими фигурами в свое время из Еревана спровоцировал Р. Кочарян. Он же, как считают в Армении, упрятал «Командующего» (именно так Самвела Бабаяна зовут в НКР) за решетку.
Трудно сказать, чем станет заниматься освобожденный С. Бабаян, но одно совершенно очевидно – на политическом поле НКР и Армении появилась относительно новая, потенциально активная политическая фигура, которая занимает достаточно жесткую позицию по вопросу урегулирования карабахского конфликта, в том числе, и по вопросу возвращения Азербайджану подконтрольных территорий. Вопрос заключается в другом: на чьей стороне сыграет эта фигура?
В целом, анализируя ситуацию, сложившуюся в Армении в начале нового политического сезона, можно предположить, что решающим для возможных коренных перемен в системе власти РА будет внешний, а не внутренний фактор.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте