Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Амбиции Москвы и Анкары: соперничество под покровом дружбы (15.12.2020)

Автор: Ахмад Вахшати

Хотя сирийский кризис вынудил Анкару протянуть Москве руку дружбы, сделав шаг тактического отступления, этот подход, похоже, был основан на принципе «дать, чтобы взять». После того, как основным регионом интереса для внешней политики США стала Восточная Азия, Россия явилась крупной межрегиональной державой на Ближнем Востоке, а Турция, тем временем, начала беспроигрышную игру, сделав ставку на прагматичную внешнюю политику Кремля в Сирии. В период с 2016 по 2020 годы сотрудничество двух стран в сфере безопасности и политики расширилось, но в 2020 году конфликты снова стали очевидными, что вновь сделало актуальным вопрос о том, может ли член НАТО быть надежным партнером Кремля.
В начале 2020 года разногласия между Москвой и Анкарой по вопросу Идлиба в Сирии достигли своего пика. Похоже, что после нападения Турции на российский Су-24 24 ноября 2015 года, когда между двумя странами чуть было не начался военный конфликт, Анкара научилась заключать сделки с Россией, несмотря на сильную конкуренцию двух стран. Конечно же, огромный объем торгового баланса между государствами также сыграл в их сближении в сфере внешней политики и безопасности значительную роль.
Между тем, внешняя политика президентов России Владимира Путина и Турции Реджепа Тайипа Эрдогана имеет сходства и различия, которые, одновременно могут привести к сотрудничеству и стать серьезным вызовом для отношений между двумя странами. Декларативная политика Анкары совпадает с политикой Москвы, и результат этой модели принятия решений приводит к осторожному прагматизму в региональных вопросах, который является общим знаменателем внешней политики двух стран. Тем не менее, идеалистическая внешняя политика Эрдогана противоречит реалистичному подходу Кремля, и это стало серьезной «Ахиллесовой пятой» в отношениях между двумя странами, что в 2020 году привело Анкару к столкновению с Россией в вопросах Идлиба, Нагорного Карабаха и Украины.
Россия, которая видит себя трансрегиональным игроком и глобальной сверхдержавой в международной системе наряду с Китаем, США и Европейским Союзом, стремится укрепить свое присутствие на Ближнем Востоке. Благодаря балансу сил, между внутренними игроками этого региона царит стабильная, далекая от напряженности ситуация. С другой стороны, Турция открыто конкурирует с Ираном в геополитическом измерении и с Саудовской Аравией – на идеологическом поле, что, в конечном итоге, приводит к серьезным угрозам для регионального порядка.
Случай со сбитым российским самолетом, кризис в Идлибе и атмосфера террора, которую создала Турция во время нагорнокарабахского кризиса, похоже, вселили в Эрдогана уверенность в том, что он знает, где надавить и где не надо давить, чтобы получить максимум, не входя в конфронтацию. Однако вмешательство Турции в крымский вопрос, который является красной линией для России, может обернуться для Анкары просчетом. Эрдоган прекрасно понимает, что с приходом к власти (в США – ПП) Джо Байдена, НАТО снова станет активным игроком на международной арене, и Турция не сможет максимально использовать соперничество между Россией и Североатлантическим альянсом в свою пользу, как это было при президенте США Дональде Трампе. С другой стороны, он осознает и то, что после прихода к власти демократов, Европейский Союз снова попытается вести политику сдерживания по отношению к России. Если во время президентства Трампа США вели пассивную политику в вопросе Украины и Крыма, то сейчас хорошее время, чтобы использовать эту тему как козырную карту и заручится поддержкой НАТО, восстановив отношения с Североатлантическим альянсом, которые сильно пострадали из-за покупки Турцией российских С-400.
Кроме того, Турция считает, что вопрос Крыма – это мощный рычаг давления на Москву с целью получения преимущества. Недавно мы стали свидетелями подобного стремления Анкары во время войны в Нагорном Карабахе. Но результат этого шага Турции стал причиной того, что на прошлой неделе официальный представитель Кремля Дмитрий Песков прояснил, что по вопросу Крыма между Москвой и Анкарой существуют серьезные разногласия. Хотя он отметил важность отношений между двумя странами, Песков подчеркнул важность принципа невмешательства во внутренние дела друг друга и уважение интересов противной стороны. Сообщение было ясным: Россия рассматривает Крым как часть своей территории, и Кремль не только не потерпит использования этого вопроса в личных целях Турции, но также может прибегнуть к решительному ответному шагу.
Однако после возникновения нового турецко-украинского союза маневры в Азовском море для России осложнились. Теперь, если возникнет новая напряженность между российскими и украинскими кораблями, как это было, например, в сентябре 2018 года, согласно договоренностям между Анкарой и Киевом, Украина больше не будет одна, и Турция (в том числе, как член НАТО) окажет ей поддержку. При таком раскладе сил соперничество между Москвой и Анкарой, которые представляют свои отношения как дружбу, получит новые оттенки.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте