Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Тегеран хочет понять

Автор: Пресс-папье

В рамках большого регионального турне министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф побывал в Азербайджане, России, Армении, Грузии и Турции. Визиты в эти страны были ожидаемыми, учитывая итоги и последствия осенней 44-дневной войны в Нагорном Карабахе и, как следствие, динамичные изменения в Закавказье. Исламская Республика – страна, граничащая и с Азербайджаном, и с Арменией, а до недавнего времени и с Нагорным Карабахом, а желание иметь «особый статус» в Закавказье у Ирана было всегда, и, тем более, оно есть сегодня.
После окончания Карабахской войны в регионе сложилась совершенно новая геополитическая конфигурация. Кроме победившего Азербайджана, в однозначном геополитическом выигрыше оказались Россия и Турция. Россия – поскольку, именно благодаря её усилиям, война была остановлена. Затем Москва ввела в Нагорный Карабах свои миротворческие силы, что, несомненно, усилило её военно-политическое влияние в регионе.
Что же касается Турции, она на легальной основе разместила в Закавказье свои войска. Речь идёт о совместном российско-турецком мониторинговом центре для контроля за прекращением огня в Нагорном Карабахе. Не говоря уже о том, что активная военно-политическая помощь турецкого правительства во многом способствовала успехам Баку в войне и укреплению региональных военных позиций Анкары. Таким образом, последняя, по существу, стала игроком в Закавказье, почти равным России.
Армения не просто проиграла в войне – она утратила стратегический контроль над Нагорным Карабахом и имеет проблемы с безопасностью на юге страны. После возвращения Азербайджаном своих территорий, его граница с Арменией вплотную приблизилась к главным городам области Сюник – Горису и Капану. Именно данный регион является приграничным и с Ираном.
Подобный геополитический расклад, безусловно, беспокоит Иран. И это естественно, поскольку по итогам карабахской войны азербайджано-турецкий тандем взял под контроль всю границу Нагорного Карабаха с Ираном. Тем самым, Анкара укрепила свои позиции в геополитическом противостоянии с региональным соперником – Тегераном.
Между тем, следующей геополитической целью Анкары и Баку, безусловно, является армянский Сюник. Ильхам Алиев до и после войны неоднократно заявлял, что Сюник и Севан принадлежат Азербайджану. Именно вопрос открытия транспортного коридора Азербайджан-Нахичевань-Турция через территорию Сюника (так называемый «Мегринский коридор») Баку и Анкаре удалось включить в повестку ведущихся в настоящее время переговоров в формате Россия-Армения-Азербайджан по послевоенному обустройству региона. К тому же, доступ Турции к «Мегринскому коридору», в противовес Ирану, может привести к серьёзному укреплению её политических и экономических позиций во всём Каспийском регионе. Если данный сценарий станет реальностью, геополитическая роль Ирана резко снизится. Впрочем, и сегодня, по итогам Карабахской войны, позиции Тегерана в регионе сильно ослабли.
Очевидно, что перспектива потери общей границы с Арменией серьезно беспокоит Тегеран. Мохаммад Джавад Зариф прямо заявил в Ереване, что «территориальная целостность Армении – это для его страны «красная линия». Армения – единственная страна, которая связывает Иран с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС и Тегеран в 2018 году подписали соглашение о создании зоны свободной торговли). Армения также может предоставить один из оптимальных путей транзита иранской продукции на европейские рынки.
Кроме обеспокоенности ситуацией у своих северных границ, Иран желает также понять, насколько Армения может быть его партнёром по совместному противостоянию далеко идущим турецко-азербайджанским планам. Судя по всему, в этом смысле, к Еревану у Тегерана много вопросов. Вследствие проводимой в последние годы непредсказуемой и не до конца продуманной внешней политики, Армении не только не удалось углубить дружеские и партнёрские взаимоотношения с Ираном, а, наоборот, создать целый ряд двухсторонних проблем.
По сообщению информированных источников, сегодня Тегеран беспокоит следующий вопрос: насколько искренни представители официального Еревана, когда заявляют об отношениях дружбы и сотрудничества между двумя соседями государствами? И в данном контексте приводится конкретный пример: буквально за считанные дни до начала осенней войны в Карабахе (18 сентября 2020 года) Армения открыла свое посольство в Израиле, который, как известно, является главным врагом Ирана. И это при том, что тот же Азербайджан до сих пор так и не пошёл на аналогичный шаг, хотя его военно-политическое сотрудничество с Тель-Авивом находится на несравненно более высоком уровне, чем армяно-израильские отношения.
Тем не менее, безотносительно того, кто находится у власти в Ереване и какой баланс сил в регионе, Армения в силу своего стратегического положения по-прежнему остаётся и, как очевидно, останется для Ирана важным партнёром.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте