Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Отношения России и Абхазии вновь вернулись на круги своя

Автор: Пресс-папье

С тех пор как Сергей Багапш в начале февраля этого года возглавил Республику Абхазия, он уже трижды успел посетить Москву и один раз в Сочи встретиться с президентом РФ Владимиром Путиным. Столь интенсивных контактов между Абхазией и Россией за все время существования независимой Абхазии еще не было.
От былого недоверия Кремля к С. Багапш, возникшего в период «приснопамятной» президентской компании, похоже, не осталось и следа. Былой фаворит Москвы, экс-премьер и бывший кандидат в президенты Рауль Хаджимба, в конце концов, занявший пост вице-президента РА, теперь его российским партнерам не интересен. Чрезмерное лоббирование Кремлем его кандидатуры во время выборов, по мнению местных экспертов, чуть не привело республику к гражданской войне. В результате, отношение абхазского общества к политике России в республике оказалось не столь однозначно благожелательным, как это было прежде, когда жителям страны предоставили российское гражданство и пенсии, возобновили железнодорожное сообщение. «Нам показали, что кроме пряника есть и кнут», - писали тогда абхазские газеты.
Но теперь, похоже, все вернулось на круги своя. С Р. Хаджимба все внимание Москвы переключено на С. Багапш. И это внимание вновь ощутили в республике. В свою очередь, в развитии отношений с РФ новая абхазская власть видит свое гарантированное будущее. Это касается как проблем безопасности, так и вопросов экономики и социальной сферы.
Собственно говоря, внешнеполитический курс Абхазии на сближение с Россией с приходом в Сухуми нового руководства никак не изменился. Москва по-прежнему единственный партнер республики, не имеющей международного признания. В то же время, Сергей Багапш, довольно часто говорящий о необходимости интеграции Абхазии в российское пространство, не забывает подчеркивать, что другого пути, как строить собственное независимое государства, у республики нет. Правда, периодически вспоминается и модель об ассоциированных отношениях с Россией, но это, скорее всего, инерционное движение, нежели глубоко продуманная стратегия. В абхазском обществе, несмотря на всю расположенность к России, независимый статус республики – понятие, как говорят здесь, незыблемое и не являющееся предметом торга. В абхазском обществе считается, что именно независимость может оптимально гарантировать сохранение и развитие такого малочисленного народа, каким являются абхазы.
По утверждению местных наблюдателей, внешняя политика является слабым местом нового президента. После некоторых заявлений сделанных С. Багапш, его окружению затем приходилось давать «пояснения», которые иногда полностью противоречили сказанному. В частности, в конце апреля, находясь в Москве, президент, комментируя российско-грузинские переговоры по выводу военных баз с территории Грузии, заявил, что «Абхазия может предоставить свою территорию для размещения российской военной базы». Позже секретарь Совета безопасности Абхазии Станислав Лакоба пояснил, что «в начале между российским правительством и правительством Абхазии должно быть подписано военное соглашение, а уж потом будет рассматриваться этот вопрос. Пока для этого нет правовой базы». По словам главы абхазского Совбеза, в здесь может возникнуть другая проблема, и она связана с тем, что Россия является посредником в грузино-абхазском переговорном процессе. «Выводить базы из Грузии в Абхазию будет не в пользу России. На мой взгляд, ей гораздо легче принять решение об ассоциированном членстве Абхазии, чем в этих условиях переводить (сюда - ПП) базы. Будет больше крику, чем пользы», - заявил С. Лакоба.
Если экономический аспект взаимоотношений с Россией при прежней власти как-то выпадал из общего ряда, в то время как в разрешение военных и социальных проблем шло активное сотрудничество, то теперь одной из главных задач нынешнего правительства РА является привлечение российских инвестиций в абхазскую экономику. Похоже, это направление становится самым перспективным, учитывая возникший у российского бизнеса интерес к республике и желание самого руководства Абхазии создать благоприятные условия для инвестиций. Каких-либо ограничений в этом плане просто не существует. Правительство Абхазии готово рассматривать любые проекты, будь они связаны с курортным бизнесом, перерабатывающей промышленностью, энергетикой или даже разработкой нефтяных месторождений на шельфе Очамчиры.
Однако, при взаимном понимании властей РА, с одной стороны, и российского бизнеса, с другой стороны, осуществление потенциальных проектов упирается во множество проблем. Одна из них – отсутствие законодательной базы. В Абхазии до сих пор нет закона о приватизации крупной государственной собственности, а, в случае с гипотетической возможностью добывать нефть, закона о недрах. Нет Гражданского кодекса и многих других правовых документов, регламентирующих деятельность бизнеса. Для приведения законодательства республики в «удобоваримый» для инвесторов вид, может уйти не один год. Пока же для того, чтобы приобрести в собственность какую-нибудь небольшую гостиницу или пансионат, необходимо будет специальное постановление парламента.
Отсутствие четкого законодательства в вопросах собственности и регламентации иностранных инвестиций уже приводило к кризисным ситуациям. Так несколько российских объектов, оставшихся на территории Абхазии после распада СССР, до сих пор не имеют юридического статуса. По ним не заключено никаких договоров с правительством Абхазии, они не зарегистрированы в министерстве юстиции в качестве хозяйствующих субъектов и, соответственно, не делают в казну положенных налоговых отчислений. Кроме того, юридически не закреплено их право на землепользование со всеми вытекающими отсюда последствиями. В основном, это санаторно-курортные объекты, принадлежащие министерству обороны России. В этой щекотливой ситуации логика абхазской стороны ясна – находящаяся в состоянии войны с Грузией республика должна дружить с российскими военными. Однако некоторые директора российских санаториев и пансионатов понимают ситуацию по-своему и пытаются в ней по максимуму «натянуть одеяло на себя». Например, внушают местному персоналу, что на подведомственной им территории действуют российские, а не абхазские законы. Даже местные проверяющие органы, будь это работники налоговой службы или пожарные, не могут не только проверить курортный объект, но и даже попасть на него. В результате, взаимные упреки и постоянные разборки.
Еще одна проблема российского участия в реабилитации республиканской экономики – общественное мнение. В Абхазии многие с опаской относятся к инвестиционному дождю, хотя дышащая на ладан местная экономика влачит жалкое существование и остро нуждается в притоке средств. Проблема в том, что приватизировать крупную собственность местным бизнесменам будет не карману, и существует опасность, что вся крупная собственность достанется иностранцам. Такой вариант развития событий может поставить под угрозу национальную безопасность страны, считают в республике. Кроме того, перспектива быть на своей земле не собственником, а «обслуживающим персоналом», даже хорошо оплачиваемым, для многих не только не привлекательна, но и оскорбительна. Ничего не поделаешь – традиционный менталитет. Хотя с трудом можно себе представить инвестора, согласного вложить в предприятие приличные деньги и отдать управление им в чужие руки.
С другой стороны, в местном обществе есть понимание того, что без внешних инвестиций не будет ни нормальной системы здравоохранения, ни приличного образования, ни отремонтированных дорог, ни надежной связи, ни тех же денег на укрепление обороноспособности страны. Вот такая вот дилемма. Очевидно, что здесь населению придется делать выбор, каким бы неприятным он не был.
Правительство, отбив первый вал критики, обрушившейся на нее после озвучивания идеи привлечения иностранных инвестиций, возможно, будет совершенствовать свою стратегию, в которой не последнее место будет отведено разъяснительной работы с населением. И здесь уже многое зависит от тех шагов, которые предпримет Россия, чтобы укрепить свой положительный имидж у абхазов.
Представляется, что эти действия должны быть достаточно гибкими и корректными, учитывающими местный менталитет и специфику. По крайней мере, действовать как слон в посудной лавке – не самый лучший метод. Как показала последняя избирательная кампания, результат будет обратный.
Наверняка, России здесь уже придется учитывать и то, что на доселе безальтернативном поле ее влияния, каким является Абхазия, замаячила тень Евросоюза. Запад, по утверждению местных экспертов, обнаружив в ходе минувших президентских выборов высокую степень гражданского самосознания и понимания обществом своих национальных интересов, стал в последнее время более внимательно присматриваться к Абхазии. Например, европейцев удивило упорство абхазов в отстаивании своей позиции, а также то, что эти интересы «не всегда совпадают с российскими». И, возможно, с их точки зрения, речь здесь может уже идти об Абхазии как о самостоятельной государственной единице. И не только в отношении России, но и по отношению к Грузии. Это открывает для Сухуми совсем иные перспективы, на которые Москва уже не сможет смотреть «почивая на лаврах».

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте