Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Баку и Ашхабад развязали узел

Автор: Пресс-папье

Азербайджан и Туркмения положили конец многолетнему спору вокруг нефтяного месторождения в центре Каспийского моря, из-за которого стороны едва ли не вступили в прямой конфликт при предыдущих руководителях двух стран, а при нынешних президентах были готовы судиться в международном арбитраже.
Это месторождение было открыто азербайджанскими нефтяниками в 1986 году. Поскольку оно находилось прямо по середине Каспия – на стыке азербайджанского и туркменского секторов, его назвали «Промежуточным». С распадом СССР каждая из сторон стала на него претендовать. В Азербайджане месторождение назвали «Кяпаз», а Туркмении – «Сердар».
В 1997 году Азербайджан подписал соглашение о разведке и разработке «Кяпаза» с российской «Роснефтью». Однако из-за резкого протеста Ашхабада российская компания вышла из контракта. И вот, в конце января этого года интрига вокруг спорного месторождения неожиданно нашла свое благополучное разрешение. При виртуальном участии президентов Азербайджана и Туркмении Ильхама Алиева и Гурбангулы Бердымухаммедова главы МИД двух стран подписали Меморандум о совместной разведке, разработке и освоении месторождения, названного сторонами «Достлуг». Это слово на обоих языках имеет одинаковое значение – «дружба».
Многих в Баку смутило неравномерное распределение долей сторон – 30% у Азербайджана и 70% – Туркмении. На фоне отсутствия официальных разъяснений критики правительства Азербайджана поспешили обвинить власти о «неоправданных уступках в ущерб национальным интересам». Однако хорошо знакомый ситуацией в энергетической промышленности Азербайджана эксперт, глава Центра нефтяных исследований «Caspian Barrel» Ильхам Шабан объяснил причины подобного распределения паев.
«На самом деле, у каждой из сторон будет по 30% долевого участия. Дело в том, что из 70% туркменской доли 40% во время подписания коммерческого контракта будут переданы оператору проекта, а таковым станет российская компания «Лукойл». Президент Туркмении и глава «Лукойла» в ходе недавней встречи уже объявили об участии российской компании в проекте. Правда, о предоставлении 40% долевого участия российскому нефтяному гиганту объявлено не было. Но, это уже условия коммерческой сделки, и они оглашаются, как правило, уже при подписании контракта», - сказал азербайджанский аналитик.
По его словам, выбор «Лукойла» неслучаен. Российская компания уже имеет опыт добычи нефти на Каспии. С другой стороны, выбор российского партнера, в определенном смысле, имеет и геополитический подтекст. И он заключается в том, что Россия, будучи важным игроком на Каспии, да и в целом на постсоветском пространстве имеет весомое слово при решении региональных вопросов.
Что касается интересов Азербайджана, то, по мнению И. Шабана, они в проекте максимально обеспечены. Дело не только в том, что Баку будет получать треть прибыльной нефти.
«По всей видимости, большую часть подрядных и субподрядных работ будут выполнять азербайджанские компании или совместные предприятия с их участием, ибо у Туркмении нет соответствующей инфраструктуры. Поэтому для создания добывающих платформ, доставки и установления бурового оборудования будут использоваться специализированные плавучие средства, суда-трубоукладчики, бурильное оборудование Азербайджана. Большинство специалистов наверняка также будут из Азербайджана, поскольку здесь за 30 лет разработки других месторождений накопился богатый опыт нефтедобычи на глубоководных морских структурах», - отметил эксперт.
Наш источник в энергетическом блоке правительства обратил внимание на то, что достижение соглашения по месторождению «Достлуг» важно для Азербайджана не столько с точки зрения добычи нефти, сколько, исходя из перспектив наращивания газовых запасов страны.
«Нефтяных запасов на «Достлуг» порядка 50 млн тонн. Это, в общем-то, не крупное месторождение. Если ежегодно добывать здесь по 3 млн тонн, то за 16-17 лет его ресурсы будут исчерпаны. Зато оно может представлять интерес с точки зрения перспектив добычи газа. Это месторождение очень близко к «Азери» и их глубинные пласты практически сливаются. Залегание под «Азери» газовых запасов доказано. По оценкам специалистов на глубинных пластах под «Азери» и «Достлуг» могут залегать более 200 млрд кубометров газа. Это примерно столько же, сколько Азербайджан ежегодно будет поставлять в Европу по Южному газовому коридору в течение 20 лет», - отметил тот же источник.
Прорывное решение по спорному месторождению открывает для Азербайджана новые перспективы сотрудничества в нефтегазовой сфере с Туркменией.
«Вывод партнерства на качественно новый уровень повышает шансы Азербайджана обеспечить себе присутствие на туркменском рынке оборудования для нефтяной и газовой промышленности и даже позволит SOCAR войти в проекты на континентальном шельфе Туркмении на принципах долевого участия», - продолжил источник.
Насколько договоренности по «Достлуг» могут продвинуть проект строительства Транскаспийского газопровода?
Комментируя данный вопрос источник заметил, что «эти не связанные друг с другом вещи».
«Транскаспийский газопровод – другая история. Реализация этого проекта зависит от того, насколько будут рентабельны поставки с Восточного Каспия в Центральную Европу. Основное слово в решении этого вопроса – за производителями и потребителями, Азербайджан же может выполнять функцию транзитной страны», - продолжил он.
Ильхам Шабан также выразил сомнения в коммерческой целесообразности Транскаспийского газопровода.
«В Европе увеличилось количество источников поставок газа. В Старый Свет «голубое топливо» поступает из России, Алжира, с Северного моря. С конца прошлого года туда пошел азербайджанский газ. На рынке присутствуют сжиженный газ из Катара, а с недавних пор – из США. Насколько рентабельным будет туркменский газ с учетом больших затрат на создание подводной инфраструктуры, расширения Южного газового коридора, энергетических затрат на прокачку объемов на расстояние 4 тыс. км, это большой вопрос», - сказал глава «Caspian Barrel».
По его словам, Азербайджану, по большому счету, этот проект даже не выгоден.
«Доходы от транзита не будут покрывать потерь от снижения цен на газ в результате появления нового игрока на рынке. Поэтому Баку не станет инвестировать в этот проект. Но и препятствовать его реализации, согласно своим международным обязательствам, создавать ограничения для конкурентов, Азербайджан не сможет.
Строительство Транскаспийского газопровода является, скорее, делом Туркмении и Европы. Однако сомневаюсь, что европейцы всерьез будут вкладываться. В свое время, они даже не согласились инвестировать в такой перспективный проект как Nabucco, который одновременно мог вывести на рынки ЕС газ, как с Ближнего Востока, так и из Каспийского региона», - продолжил руководитель центра «Caspian Barrel».
Помимо прочего, при реализации Транскаспийского газопровода могут возникнуть политические препятствия, так как, согласно условиям Конвенции о правовом статусе Каспия, прибрежные государства могут запустить механизм экологической экспертизы проекта для оценки его возможного ущерба окружающей среде моря. И Россия с Ираном наверняка воспользуются возможностью застопорить проект под предлогом его угрозы для экологии водоема. Для Москвы туркменский газ станет лишним конкурентом топлива «Газпрома», а Иран попытается использовать данный вопрос в качестве козыря в политическом торге с Западом», - резюмировал И. Шабан.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте