Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Москва ответила на «Шушинское соглашение» (02.07.2021)

Автор: Кероб Саргсян

(…)
Ключевым моментом является позиция Москвы. Причём, в связи не только с самим Нагорным Карабахом, но и с армяно-азербайджанской темой.
Какие указания может дать Москва Степанакерту (столица Нагорного Карабаха – ПП)? Публичных заявлений из РФ в связи с представлениями о будущем Карабаха, конечно же, не было и вряд ли будет. Тем не менее, определённые утверждения прозвучали. Во-первых, напомним, что после заявления от 9 ноября (лидеров России, Армении и Азербайджана о прекращении военных действий в Нагорном Карабахе – ПП) президент Владимир Путин заявил, что статус региона еще не определён, а МИД России неоднократно заявляло, что Минская группа ОБСЕ еще будет работать, в частности, и в этом направлении. За этим последовало «Шушинское соглашение», являющееся турецко-азербайджанской констатацией того, что Баку и Анкара считают Карабах своим и исключают обсуждение вопроса его статуса.
И после всего этого ответной реакцией можно считать обнародованное накануне мнение Путина. Чтобы ещё раз напомнить, какую роль сыграла Россия во время войны, российский лидер заявил: «Ни Азербайджан, ни Армения, ни, тем более, жители Нагорного Карабаха не заинтересованы в дальнейшем развития кризиса в Нагорном Карабахе. Если все мы будем жить мирно, дружно, то создадим условия для улучшения жизни людей, и не только в сфере безопасности, но и в текущих условиях… Невозможно жить всё время в тревоге, что возобновится вооруженный конфликт. Это понимают обе стороны… Проблем в регионе накопилось много. Существуют вопросы, связанные с восстановлением нормальной инфраструктуры, с размежеванием границы. Процесс, в ходе которого решаются данные вопросы, уже идёт, создана специальная трехсторонняя группа (Россия, Азербайджан и Армения). Мы сделаем всё для того, чтобы восстановить нормальные отношения в регионе. И мне хочется думать, что так оно и будет, несмотря на все сложности, которые копились десятилетиями».
Некоторые существенные идеи под этими, на первый взгляд, мало говорящими заявлениями, тем не менее, есть. Прежде всего, зафиксируем, что до заявления Путина не было известно, что есть трёхсторонняя группа по демаркации (армяно-азербайджанской – ПП) границы. И высказываясь об этом, Путин показывает, что, независимо от «Шушинского соглашения», границы в регионе определяются с участием России. И этот момент ни Азербайджан, ни Армения обойти не могут.
Далее. Российский президент не употребил термин «Нагорный Карабах», который подтверждал бы, что данная территория является (политическим – ПП) субъектом. Вместо этого неоднократно повторяется выражение «население Нагорного Карабаха». Похоже, тем самым Москва использует совершенно новый подход к конфликту. Является ли Карабах субъектом или нет, остаётся неясным. В то же время российский президент подчеркивает, что первостепенным является вопрос поддержки «жителей Нагорного Карабаха», которые до этого жили «в тревоге, что возобновится военный конфликт», но они больше не должны так жить. А это похоже на тонкий намёк на то, что пока в вопросе безопасности этих людей есть хотя бы незначительная опасность, Российская армия, взявшая на себя обязательство защищать их, останется в Карабахе. Будут ли чувствовать себя в безопасности его жители или нет, если русские уйдут? На этот вопрос могут ответить только карабахцы. И нетрудно догадаться, что они скажут. И после всего этого, когда государственный министр НК Артак Бегларян заявляет, что «через несколько месяцев азербайджанская сторона вообще не воспользуется дорогой Красный рынок-Шуша», это также является признаком ужесточения российской позиции: мы решаем вопросы в Карабахе.
Наконец, сам факт того, что вопрос, связанный с Карабахом, прозвучал во время прямой линии с Путиным, когда президенту хотели задать вопрос тысячи людей, свидетельствует о том, что, как вопрос, так и ответ не были случайными. Причём, это происходило параллельно со встречей в Турции Лаврова и Чавушоглу, на которой тема Карабаха и армяно-азербайджанских отношений была одной из основных.
Таким образом, складывается впечатление, что Москва отреагировала на «Шушинское соглашение» следующим образом: именно я решаю вопросы в регионе.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте