Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Дорогой, майдан не нужен!

Автор: Пресс-папье

Этого никто не ожидал: председатель правящей партии «Грузинская мечта» Ираклий Кобахидзе объявил, что ГМ выходит из соглашения с оппозицией, достигнутого при посредничестве председателя Европейского совета Шарля Мишеля и посольства США.
Согласно этому документу, если правящая партия наберет на выборах в органы местного самоуправления менее 43 процентов голосов избирателей, то выборы в парламент страны, которые должны были бы состоятся в 2024 году, должны будут пройти в 2022 году. Кроме того, намечались фундаментальные изменения в избирательном кодексе. В частности, было намечено значительно сократить число мажоритарных депутатов, освобождение ряда личностей, которых оппозиция считала политзаключенными, что и произошло и т.д.
Фактически, «Мечта» полностью пошла на уступки оппозиции для того, чтобы те ее члены, которые по итогам выборов попали в парламент, но отказались от мандатов на том основании, что выборы были фальсифицированы, а приняли участие в работе законодательного органа. И это принесло свои плода. Депутаты от оппозиции вошли в состав парламента. При этом главный противник правящей партии – «Единое национальное движение» (ЕНД), хотя и согласилось с «документом Шарля Мишеля», подписывать его не стало. Именно этим И. Кобахидзе и объяснил решение выйти из соглашения. При этом гордо заявив, что «мечтатели» могут согласиться на внеочередные выборы даже в том случае, если наберут на выборах в органы местного самоуправления даже 53 процента.
Но дьявол кроется в деталях. Если Кобахидзе и другие лидеры правящей партии увидят, что оппозиционный спектр готов к созданию коалиционного правительства, то они пойдут на внеочередные выборы. Вот тут председатель ГМ не заметил, что проговорился об истинных целях упомянутого решения. Начнем с того, что лидеры «Грузинской мечты» совсем не уверены в том, что наберут 2 октября те самые 43 процента, а, тем более, в своей победе на внеочередных выборах в парламент в 2022. Прозвучавшее заявления о коалиционном правительстве является, своего рода, свидетельством того, что он и сотоварищи просчитывали и такой вариант. Все подчинено тому, чтобы сохранить власть, и наплевать на то, какие методы при этом используются.
Вспомним, что ГМ уже однажды бесцеремонно отказалась от взятых на себя обязательств, когда заявила, что готова перейти на выборы в парламент не по смешанной, а по пропорциональной системе, то есть по партийным спискам, но затем провалила этот законопроект при голосовании. Основатель партии Бидзина Иванишвили тогда сослался на демократические принципы – что, мол поделаешь, мажоритарные депутаты провалили этот законопроект, не послушались. И вот, повторение пройденного.
Не уверены лидеры правящей партии и в своем электорате. Он начал таять, многие из бывших сторонников «Мечты» готовы проголосовать за новую партию, которую основал экс-премьер Георгий Гахария. Именно это, а не возможность проиграть выборы, к примеру, ЕНД лежат в основе отказа от соглашения Шарля Мишеля. «Мечтатели» пошли на этот шаг даже понимая, что это вызовет негативную реакцию в Евросоюзе и на Капитолийском холме, ведь было приложено столько усилий, чтобы был достигнут компромисс с оппозицией.
Какова реакция оппозиции? Естественно, там увидели в этом указующий перст Кремля. Последовали заявления, что ГМ, фактически, тем самым меняет свою политическую ориентацию с Запада на Восток, т.е. идет в подчинение северному соседу, и что, как не юлили Иванишвили и его команда, они выполняют программу Путина. А некоторые лидеры оппозиции сравнили действия «Мечты» с решением украинского экс-президента Виктора Януковича отказаться от ассоциации с Евросоюзом. После этого, как известно, случился тот самый Майдан. Намек понятен.
Но возможен ли в нынешних условиях в Грузии тот самый украинский сценарий? Да, красивым поступок «мечтателей» не назовешь, но в прошлый раз, что называется, прокатило, возможно, что и в этот раз такой фокус может пройти, а то, как грузинские власти будут выглядеть – неважно, главное сохранить власть, пусть это аукнется в 2024 году, но это возможность продержаться у власти еще три с лишним года.
Что касается избирателей, населения Грузии, то «мечтатели» уже довольно давно утратили свою былую популярность, и последние выборы они выигрывают только лишь потому, что большая часть грузинского общества резко против возвращения на властный Олимп «националов». Другой же альтернативы до последнего времени у него не было, и команда Иванишвили успешно играла на этом. Как говорит экс-спикер парламента Нино Бурджанадзе, все эти 9 лет правящая партия ловко использовала непопулярность ЕНД у большей части населения.
Как может сложиться ситуация в ближайшие месяцы? В стране сложно ожидать народного восстания, как это было в конце 2003 и 2012 годов. Понятно, что оппозиция будет бузить. Несколько оппозиционных депутатов уже сделали заявления о сложении с себя депутатских полномочий. Естественно, в ответ на решение ГМ последует негативная реакция Вашингтона и Брюсселя. Но, судя по всему, ни там, ни там пока не готовы идти на радикальные меры, и вряд ли Виктория Нуланд приедет в Грузию со своими печеньками. Также вряд ли заокеанская сверхдержава потратит миллиарды долларов на свержение нынешнего режима. Так что, все происходящее это, что называется, буря в стакане. Определенного политического хаоса все-таки исключать нельзя, однако вряд ли он приведет к ощутимым изменениям на политическом поле страны. Шарль Мишель продолжит свою челночную дипломатию в стиле Генри Киссинджера, возможно будет достигнуто еще одно соглашение, а может быть и нет, ведь далеко не все оппозиционные депутаты отказались от своих мандатов. Тем более, что следственная комиссия по изучению процесса подсчета голосов на парламентских выборах 2020 года, в которой они принимали участие, пришла к выводу о том, что отдельные недостатки в этом процессе на общий итог влияния не оказали.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте